НИКЕЛЬ ЗЕМЛИ КОЛЬСКОЙ

 

ГЕННАДИЙ ЛЕЙБЕНЗОН  

НИКЕЛЬ ЗЕМЛИ КОЛЬСКОЙ  

Из истории Кольской горно-металлургической компании  и предприятий, в нее входящих.

СОДЕРЖАНИЕ

Обращение к прошлому  

Часть первая. На разных полюсах границы (20-40-е годы XX века)  

Глава первая. НИКЕЛЬ: РОССИЙСКИЕ КОРНИ  

Глава вторая. ФИНСКО-КАНАДСКИЙ ВАРИАНТ  

Глава третья. ПЕТСАМО: ГЕРМАНСКИЙ ИНТЕРЕС  

Глава четвертая. В СЕРДЦЕ МОНЧЕ-ТУНДРЫ  

Глава пятая. СЛАВНАЯ ПОБЕДА  

ОСОБАЯ ГЛАВА: СЕВЕРОНИКЕЛЬ. ВОЙНА!  

Часть вторая. НИКЕЛЬ ЗЕМЛИ КОЛЬСКОЙ.1945-1998 годы  

Глава первая. МОНЧЕГОРСКАЯ ХРОНОЛОГИЯ  

Глава вторая. ВОЗРОЖДЕНИЕ ПЕЧЕНГИ  

Глава третья. РУДНЫЕ ГОРИЗОНТЫ  

Глава четвертая. ПО ТРУДУ И ЧЕСТЬ  

Глава пятая. РАБОТА  ДЛЯ  УМА  

Часть третья.  КГМК: ДОРОГА В ЗАВТРА  

Глава первая. ДАЕШЬ СВОБОДУ!  

Глава вторая. ТРУДНОСТИ 90-х.  

Глава четвертая. РАЗ, ДВА, … ПЕРЕДАНО!..  

Глава пятая. ХРОНИКА «СМУТНОГО ВРЕМЕНИ» — 2. «СЕВЕРОНИКЕЛЬ»  

Глава седьмая. ПЕРВАЯ ПЯТИЛЕТКА КОЛЬСКОЙ  

Глава восьмая. НАЧАЛО ПУТИ  

Глава девятая. ЗАКРЫТЬ НЕЛЬЗЯ РАБОТАТЬ.  

Глава десятая. ГЛАВНОЕ — НЕ ОСТАНАВЛИВАТЬСЯ  

Глава одиннадцатая. ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ  

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ  

 

Обращение к прошлому

«Без понимания прошлого не понять будущего» — так гласит народная мудрость. Справедливо это было во все времена, в том числе и в двадцать первом веке. Но не будем увлекаться всеземными масштабами. Откроем лишь некоторые страницы истории никеля земли Кольской, где немало героического и трагического, всего того, чем мы можем гордиться и, увы, о чём можем сожалеть.

 Но думается, что такой экскурс будет полезен всем. Ветеранам он позволит вспомнить молодые годы, своих друзей-товарищей. Люди среднего возраста вправе гордиться своим трудом, позволившим превратить наши «Североникель» и «Печенганикель», а ныне всю Кольскую горно-металлургическую компанию, в ведущие предприятия цветной металлургии России. Молодые, пусть осознают свой долг, свою ответственность, ибо именно им крепить и приумножать славу никеля Кольского Заполярья.

 Отразить многолетнюю историю Кольского никеля в одной книге невозможно. Да и не было такой цели. Однако и то, что внимательный читатель найдет на ее страницах, позволит понять главное: все усилия, затраченные за многие годы геологами, горняками, обогатителями, металлургами были не напрасны. Кольский никель по-прежнему пользуется заслуженной славой во всём мире. И в этом, несомненно, заслуга нынешних тружеников Кольской ГМК.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НА РАЗНЫХ ПОЛЮСАХ ГРАНИЦЫ (20-40-Е ГОДЫ XX ВЕКА)

Глава первая. НИКЕЛЬ: РОССИЙСКИЕ КОРНИ  

В 1958 году отмечалось 25-летие советского никеля. Знаменательной годовщине было посвящено немало публикаций. Был выпущен специальный сборник технической информации  под эгидой Главного управления научно-технических и проектных организаций при Госплане СССР и Проектного и научно-исследовательского института «Гипроникель», в котором были раскрыты русские корни никелевого дела. Впрочем, исторические публикации печатались и ранее, в частности, статьи профессора Александра Цейдлера в журнале «Цветная металлургия» за 1930 год. Итак, что нам известно о никеле вообще и никеле российском (советском) в том числе?

Утверждают, что первые исторические сведения о никеле, вернее — о его сплавах, датированы 235-м годом до нашей эры. Именно к этому времени относятся найденные в Бактрии (государство, занимавшее территорию по верхнему и среднему течению Аму-Дарьи) деньги из сплава никеля и меди. Предполагают, что этот сплав, который многие годы именовали «пактонг», был выплавлен из сульфидных медно-никелевых руд провинции Юннэн в южной части Китая. А в Бактрию деньги попали вместе с торговыми караванами через Индию.

Говорят, что одним из первых металлов, известных человеку, было метеорное железо. А в нем всегда было большое количество никеля. Возможно, что именно из этого железа делали знаменитые дамасские сабли, отличавшиеся своим исключительным качеством. Но собственно никель был определен только в 1751 году. Предъявил его миру шведский минеролог и химик Аксель Фредрик Кронстедт (Кронштедт). Впервые в чистом виде получил никель в 1804 году немецкий химик Рихтер.

Вскоре на базе мышьяковистых руд возникли первые никелевые заводики. Далее — новые открытия, новые продвижения.

1865 год — открытие никелевых месторождений Новой Каледонии. К середине восьмидесятых годов того же века относится открытие месторождений в Канаде и организация там никелевого производства. Известно, что бедные никелевые руды встречаются довольно часто. Именно этим можно объяснить появление огромного числа маленьких кустарных заводиков и соответствующих рудников. Они были в германской Саксонии, а еще в Китае, Южной Африке, Южном Америке, в округе Корнуэльс в Великобритании, в Шотландии, а также в Италии, Испании, Австрии, Франции и Швеции. Но первым монополистом никелевого производства была Норвегия. Здесь из медно-никелевых руд получали никель, и это производство фактически контролировало весь тогдашний мировой рынок. Однако постепенно на рынок стал выходить будущий мировой лидер — Канада.

 А что же Россия? Может быть она была в стороне от общего прогресса? И да, и нет! Родиной российского никеля стал Урал. Именно здесь были открыты первые в мире месторождения окисленных никелевых руд. Случилось это в середине девятнадцатого века. Впрочем, само месторождение в районе Ревдинского завода было известно еще на полвека раньше. Его руду ошибочно принимали за недоброкачественную медную. Но один из первых исследователей этой «сомнительной» руды Бякишев (его пригласил для исследований владелец ревдинских заводов П.А.Демидов) обнаружил никель и объявил, что «это руда никеля — металла дорогого и редкостного и на Урале еще тогда неизвестного в виде руды». Наличие никеля в ревдинских рудах установил и капитан корпуса горных инженеров, управляющий уральской химической лабораторией М.Данилов. Его перу принадлежит первая публикация о российском никеле, опубликованная в Санкт-петербургских «Ведомостях» 14 июля 1855 года. И были в ней такие строки:

…На Урале открыто недавно месторождение металла, которого у нас в России не находили, а именно никеля…

…Чистота руды и простота состава ее, а вследствие этого и легкость обработки ее — возвышают цену открытия в нашем отечестве этого редкого материала…

 Казалось бы, есть руда, есть база, есть уже, пусть малый, но опыт работы с такой рудой. Запускай в дело! Но, увы! Через десять лет, в 1866 году, тот же М.Данилов, «болельщик за русский никель» (так его называли) утверждал:

…После десяти лет открытия у нас руд никеля не удалось поднять никелевого дела именно потому, что оно здесь никому неизвестно и кажется дикой по новости его.

Казалось оно диким не только промышленникам… В указе уральского горного правления по 1-му департаменту от 19 декабря 1856 года сказано:

…Металл этот по весьма ограниченному техническому его употреблению не может составлять для казны предмет какой-либо важности…

Правда, горное правление разрешило Ревдинскому заводу заниматься никелевым месторождением. Но выплавка никеля должна осуществляться при условии оплаты 15-процентной подати, в то время как завозился к нам никель беспошлинно, а в виде сплавов — за смешную цену: четвертак с пуда. И даже когда никель внедрился во многие промышленные сферы, позиция царского правительства осталась неизменной. Легкий путь импорта был выгоднее, чем многотрудный путь создания своей отечественной никелевой промышленности.

Такой была предыстория. Что касается Кольского полуострова, то здесь работы по разведке никеля начались лишь в ХХ веке.

Вместо эпиграфа:               

По точному замечанию академика Александра Ферсмана, через Кольский полуостров проходит пояс цветных металлов. Приняв сказанное за аксиому, можем утверждать, что главными опорами этого пояса долгое время были месторождения медно-никелевых сульфидных руд в Монче-тундре и Печенгском районе.

История их открытия начиналась и развивалась практически одновременно, с той только разницей, что в довоенные годы и во время Великой Отечественной войны (до ноября 1944 года) область Петсамо входила в состав Финляндии, а мончегорские месторождения располагались на территории Советского Союза. И это различие в государственной принадлежности во многом определило темпы разведок, их эффективность и время промышленного освоения месторождений.

 

Глава вторая. ФИНСКО-КАНАДСКИЙ ВАРИАНТ  

Как известно, участник одной из финских геологических экспедиций, студент технического университета Хуго Тернгвист в западной части Печенгских тундр в ущелье реки Котсельйоки (по-фински Куситальянйоки) обнаружил признаки сульфидного никелевого оруденения. Во взятых им пробах было определено от 3,4 до 4,7 % содержания никеля. Открытие было сделано 1 августа 1921 года.

В дальнейшем в период с 1924 по 1934 г.г. было установлено более десятка месторождений, но наиболее перспективными представлялись Каулатунтури, Каммикивитунтури, Ортойвитунтури и Пильгуярви. Все они были сосредоточены в средней и западной части горного массива Печенгских тундр. Особое внимание было уделено Каулатунтури. Считалось, что данное месторождение единственное, пригодное для промышленного освоения. Руды высококачественные, запасы (по оценке того времени) — 2 млн. тонн руды с содержанием никеля 1,6% и меди 1,3%.

Осуществить самостоятельно планы организации никелевого производства финская сторона не могла. Поэтому возникло акционерное общество «Петсамон Никкели» (это произошло в июле 1934 года). А сам Печенгский никеленосный район был сдан в концессию Международной никелевой компании (ИНКО). По договору ИНКО приобретала монопольное право на поисковые работы, разведку и горно-эксплуатационные работы в районе концессии и не позже, чем через 8 лет, обязывалась приступить к эксплуатации месторождения.

Из воспоминаний мончегорского геолога Петра Лялина известно, что в феврале 1945 года он, профессор Владимир Котульский, один из первооткрывателей мончегорских месторождений, работавший к тому времени в институте «Гипроникель», и  один из первооткрывателей богатых жильных руд Ниттиса Илья Галкин были в командировке в Печенгском районе. Они занимались оценкой состояния геологии рудника Каула, знакомились с документами, что были переданы СССР финской стороной.

По словам Петра Лялина в З0-е годы 97 процентов мирового выпуска никеля уже приходилось на ИНКО — порядка 50 тысяч тонн в год. Когда компании стало известно, что на севере Финляндии, в Петсамо открыто месторождение никеля, она немедленно направляет на место открытия своих специалистов, берется за разведку, выявляет самое богатое месторождение и берет концессию на 99 лет. Основные условия, как следовало из полученных документов, были таковы:

Во-первых, в Финляндии производится 3 тысячи тонн никеля в файнштейне, чистый никель будет вырабатываться уже в Канаде. 10% полученного никеля передаются Финляндии.

Во-вторых, в площадь концессии входит вся территория до границ с СССР, перспективная для обнаружения новых месторождений.

Интересна в связи с вышеизложенным реплика профессора Владимира Котульского, одного из ведущих геологов страны:

— Смотрите, Петр Владимирович, — говорил профессор, — как поступает монополия. Она разведала только богатое месторождение Каула, запасы подсчитала при высоком бортовом содержании никеля. Эти запасы обеспечивают договорное количество никеля на весь период действия концессии. При канадских масштабах эти 3 тысячи тонн никеля в год монополии легче и проще производить у себя. Но ей важно оградить себя от возможных конкурентов. Отсюда и территория до границы, и, на всякий случаи, незаконченное производство полуфабриката.

Но вернемся в Петсамо конца З0-х годов XX века. Дочернее финское акционерное общество «Петсамон Никкели»  приступило к строительству рудника, рабочего поселка и металлургического завода. Заводская площадка располагалась у устья главной откаточной штольни рудника. Проект завода и рудника был выполнен канадцами. Особенно интенсивно работы велись с 1937 года. Проектирование жилья и социальной сферы было возложено на финнов. Важнейший объект — плавильный цех. Трубу его строили по американской технологии, с каркасом из стальных конструкций. Высота около 150 метров, 500 опор, труба — самая высокая в Европе. И казалось, что ничто не сможет помещать строительству. Но вмешалась высокая политика, что внесло серьезные изменения в планы экономического освоения района.

Советско-финская война 1939-1940 г.г. Петсамо становится местом боев. Канадские специалисты покидают никеленосный район и больше сюда не вернутся. Но, уходя, забрали все материалы по разведке, вывели из строя дизельную установку и подъемную клеть Каулы. Финны же разрушили жилые дома, центральную столовую и бараки. Знали бы они, что все порушенное потом им самим и восстанавливать. Ведь по условиям подписанного мира Петсамо останется за Финляндией, а советские войска эту область покинут.

 

Глава третья. ПЕТСАМО: ГЕРМАНСКИЙ ИНТЕРЕС  

В предвоенные годы немецкие металлургические заводы нуждались в значительном увеличении поставок никеля. Особое внимание уделялось при этом источникам сырья, на которые немецкие промышленники могли бы оказывать непосредственное влияние. Никелевые разработки в Петсамо, по заявлению влиятельных немецких лиц, занимали второе место в мире после канадских. И для Германии они были, по сути, единственным достойным источником никеля, способным обеспечить нужды немецкой военной промышленности. Не раз подчеркивалось, что без никеля Петсамо Германия останется в полной зависимости от России или заморских стран. Вот почему, узнав об уходе канадцев, немецкие промышленники немедленно усилили свои контакты с финнами. В итоге переговоров был подписан договор между концерном И.Г.Фарбениндустри и АО «Петсамон Никкели» о поставках руды и штейна. В феврале 1941 года — новое соглашение. Говоря о его значении, немецкая сторона подчеркивала, что теперь «Петсамо на многие десятилетия вперед сможет покрыть даже значительно возрастающую потребность в никеле великой Германии». После начала Великой Отечественной воины в германо-финском никелевом сотрудничестве наступил новый этап. Договор был сначала продлен до 1953 года, затем аж до 1969 года. Столь велика была уверенность и Германии, и Финляндии в победе над СССР.

Напомним, что проект строительства завода был составлен ИНКО. Окончание строительства планировалось на 1940 год. Перерыв в строительстве, вызванный, советско-финской войной, отодвинул сроки ввода первых металлургических объектов на лето 1942 года. Первая печь начала работать в июле 1942 года. Первый конвертер был пущен в начале сентября того же года. Вторая электропечь вступила в действие с мая 1943 года, второй конвертер начал работать несколько раньше — с апреля.

Ввод в эксплуатацию давался нелегко. Сказывалось отсутствие опыта. А посему во время пуска агрегатов были, как их назвали впоследствии советские специалисты, «детские болезни». Через несколько дней после пуска первой печи начались аварии. При первом же выпуске никелевого штейна так разъело летку, что все содержимое печи вылилось в цех. После семи недель эксплуатации выявили, что под печи ( «под, подина» — нижняя часть ограждения плавильной печи, формирующая ванну – Г.Л.)   разъеден на глубину до 25 см. Пришлось делать срочную остановку. При этом из-за быстрого охлаждения трещины появились даже в бетонном основании ванны. И только в январе сорок третьего года наладилась нормальная работа печи. Это «кувыркание» не прошло даром. Вторая печь заработала, как говорится, «с ходу». Не меньше возились и с конвертерами. Но и здесь удалось наладить нормальную эксплуатацию с середины 1943 года. Файнштейн, полученный на заводе, не принадлежал полностью финнам. Они получали лишь 15 процентов продукции. Остальное шло в Германию, где распределялось между Круппом, самой «Фарбениндустри» и Металлгензельшафтом — крупнейшими металлургическими компаниями того времени. Переданные советской стороне материалы, в том числе обнаруженные в самой Германии, позволяют утверждать, что в Петсамо постоянно наращивался выпуск продукции. За восемь месяцев производства в сорок четвертом году руды и файнштейна было получено больше, чем за весь сорок третий год.

Но война меняла свои векторы, и удары советских войск заставляли немецкое командование все больше уделять внимания защите Петсамо и портов, обеспечивающих его работу. Руководство вермахта было уверено, что именно в Заполярье есть еще настоящая немецкая армия, которая удержит фронт и не даст русским прорваться в Петсамо. Однако начавшаяся в октябре Петсамо-Киркенесская операция показала, что все  планы фашистского командования обречены на провал. 22 октября 1944 года район был освобожден. Выглядел он как выжженная земля. При отступлении и в ходе боев практически были разрушены все жилые и социальные объекты, местное население эвакуировано. Значительно пострадали заводские объекты, причем их взрывали так, чтобы максимально затруднить возможное восстановление. Район был обесточен, так как была взорвана гидроэлектростанция в Янискосски, рудничные горизонты затоплены. Многочисленные минные поля, сохранившиеся объекты также нашпигованы минами. И большое количество невзорвавшихся боеприпасов — вот тот общий фон картины, увиденной советскими солдатами. Но это уже была не земля поверженного противника. Это была наша советская земля, после долгого периода возвращенная на свою историческую родину. Именно поэтому в жизни Печенгского района начался новый этап.

Вступление в мончегорскую историю

Газета «В бой за никель». Первый номер вышел 1 сентября 1935 года. А через два года — 9 октября 1937 года — в статье «Большевистскими темпами» — были отражены все изменения, случившиеся в Монче-тундре. И проведены некоторые исторические параллели с Финляндией и Швецией.

…Тундра таила богатства. Мощные месторождения сульфидных руд никеля и меди. С 1932 по 1934 годы маршруты геологоразведчиков проникли в тайны гор. Разведка показала точно, что в тундре можно строить промышленные предприятия и производить никель и медь. На Край

нем Севере Советского Союза за два года возник новый город.

 На одной с нами широте существуют пустынные пространства финляндского буржуазного государства. Правда, за последние десять лет там разведано в Петсамо месторождение никеля. Месторождение богатое. Содержание никеля в руде определяется в 4-5 процентов. Первая проба 400 тонн в сентябре прошлого года была отправлена в Англию. Буржуазная Финляндия не в состоянии сама разрабатывать эти естественные богатства. Месторождения никеля уже попали в лапы англо-американской никелевой компании.

На одной с нами географической широте, за полярным кругом, существуют и шведские рудники. В американском журнале «Майнинг Барльт» так писали: «… В этой непривлекательной стране, севернее полярного круга, шведские рудники прибавили новую главу в истории завоеваний человечества…»

Ну, что ж, пусть будет «новая глава»! Только какая уж тут новизна, рудники эти существуют 297 лет. Особенно интенсивно они стали развиваться за последние 37 лет. Таким образом, за 300 лет буржуазная Швеция сумела создать рудник, 3 обогатительные фабрички и 3 поселка с 32 тысячами населения. 300 лет — это капиталистические темпы.

А какими были темпы большевистские?!

 

Глава четвертая. В СЕРДЦЕ МОНЧЕ-ТУНДРЫ  

По сводным данным геолога В.В.Шолохнева-младшего (Центрально-Кольская экспедиция) в итоге первого довоенного этапа геологоразведочных работ в Монче-тундре были открыты следующие месторождения:

* Месторождение Терраса. Находится в западной части массива Нюд. Открыто А.Ферсманом в 1930 году. От этого события отсчитывается история систематического геологического изучения Мончегорского района. В промышленных масштабах не отрабатывалось.

* Месторождение Нюд-II. Открыто в 1931 году геологами М.Шестопаловым и И.Холмянским. Расположено западнее «Террасы». Разрабатывалось открытым способом в 1970-1978 г.г.

 * Месторождение «Пласт-330». Опоясывает массив Сопча на высоте 330 метров (отсюда и название). Первоначальные признаки были обнаружены в 1931 году геологами Б.Куплетским и И.Холмянским. В 1933 году геолог Ш.Рутштейн определил его большое (для того времени) промышленное значение. На базе этого месторождения стали строить обогатительную фабрику и сам комбинат. После открытия богатых руд оно было законсервировано в 1939 году.

* Донные залежи Ниттис-Кумужья-Травяная (НКТ). Были вскрыты в 30-е годы.

 * Непромышленное жильное месторождение Сопчи. Расположено на достаточно большой глубине в западной части г. Сопча. В небольших объемах жильные руды этого месторождения добывались при проходке разведывательных выработок в 1967-1970 г.г.

* Наиболее известное месторождение — НКТ.

На его рудах «Североникель» отработал с 1937 по 1970 г.г. Оценка всего комплекса в 1937 году показала перспективность и промышленную значимость месторождения. Запасы жильных руд были подсчитаны до войны и составляли порядка 100 тысяч тонн никеля. Руды НКТ не требовали сложного обогащения. За годы работы первоначальный объем посчитанных запасов был увеличен в полтора раза. Месторождение отрабатывалось подземным способом.

Свидетельства лиц, изучавших Монче-тундру

Михаил Шестопалов, руководитель первой Мончетундровской партии (1931 г.) и первой комплексной Мончетундровской экспедиции (1932 г.):

… Несмотря на неоднократные (до нас) посещения и экспедиции отдельных исследователей в Монче-тундру, в литературе нет описаний геологии и петрографии, тем более совершенно нет указаний на месторождения района…

Александр Ферсман, академик, впервые побывал в Монче-тундре летом 1930 года:

— Беглый обзор прекрасно проведенных работ (в 1931 году — Г.Л.) показал, что перед нами сырьевая база, масштабы которой пока совершенно неясны, но на которую нужно обратить самое серьезное внимание.

Василий Кондриков, руководитель строительства в Хибинах и Монче-тундре:

— От маленькой находки пару лет назад до сегодняшнего дня мы имеем уже большие месторождения, заслуживающие всяческого внимания, заслуживающие на сегодняшний день переключения на хозяйственную орбиту.

Николай Зонтов. Работал геологом в Монче-тундре в период с 1932 по 1939 г.г. Первый главный геолог «Североникеля». Описание богатых руд НКТ:

— Рудные жилы бронзового цвета с металлическим блеском и резкими границами четко выделялись на фоне темной вмещающей породы. Мощность их доходила до метра и более. Некоторые жилы прослеживались в длину штреками уже на сотни метров. Они были хорошо видны и в кровле, и в забое. Масштаб жил Ниттиса-Кумужья, правильность круто поставленной плитообразной формы, сплошной сульфидный состав — все это при осмотре выработки в натуре покоряло.

К сказанному о богатых рудах НКТ можно добавить следующее. Руды эти были открыты группой геологов во главе с Ильей Галкиным летом — осенью 1937 года. Основным идеологом поисковых работ в этой зоне был профессор Владимир Котульский, разведка во многом основывалась на данных электроразведки 1932-1933 годов, которую проводил геофизик Леонид Баженов. В марте 1970 года он будет за открытие богатых руд удостоен знака Мингео СССР «Первооткрыватель месторождения».

Богатые руды подверглись серьезному анализу виднейших геологов страны: А.Глазковского, главного геолога Главникелькобальта, будущего академика и лауреата Ленинской премии А.Бетехтина, профессора, в дальнейшем академика, лауреата Ленинской премии Д.Щербакова, крупнейшего специалиста по поискам и разведке полезных ископаемых профессора В.Крейтера. Их положительные отзывы и дали путевку в жизнь месторождению Ниттис-Кумужья-Травяная.

Но в этой когорте славных имен особо хочется выделить Владимира  Клементьевича Котульского.

«Он правду всегда говорил прямо», — так сказал о своем учителе доктор минералогических наук В.Нехорошев в докладе, посвященном Котульскому. Доклад был сделан в ведущем геологическом вузе страны — ВСЕГЕИ, где до своего ареста Котульский был заместителем директора. А еще докладчик отметил, что Владимир Клементьевич был «исключительным человеком по своим душевным качествам. И до конца своих дней был молод душой».

В Большой Советской энциклопедии о Котульском сказано следующее:

…Советский геолог, доктор геолого-минералогических наук (1945 г.), окончил Горный институт в Петербурге (1903 г.). Там же преподавал в дальнейшем минералогию, был заведующим кафедрой полезных ископаемых.  Одновременно с 1915 года старший геолог геологического комитета страны, затем заместитель директора Геолкома.

Основные труды по геологии и золотоносности Прибайкалья, Алтая, Центрального Казахстана, Норильского района и Монче-тундры, а также по вопросам теории рудообразования. Был одним из инициаторов внедрения геофизических методов поисков и разведки рудных полезных ископаемых, шлиховых и минералографических исследований в СССР. Участвовал в разработке современной классификации рудного сырья. Награжден двумя орденами…

И ни слова о его арестах, о печально знаменитой статье 58 уголовного кодекса. Ведь именно по этой статье со значком 11 (контрреволюционные выступления, направленные против Советской власти) был осужден профессор Котульский. Случилось это в 1930 году, и дальнейшим местом его работы стал Кольский полуостров (Хибины, Монче-тундра). Именно Котульский создал в наших краях одну из сильнейших геологических организаций — геологоразведочное управление «Североникеля».

Один из его учеников, многолетний главный геолог комбината Петр Лялин писал, что «благодаря своей глубокой эрудиции Котульский правильно оценил перспективу, проявил несгибаемую волю, сумел выдержать характер. В результате было открыто уникальное месторождение, не имеющее аналогов не только в СССР, но и за рубежом».

Заметим, что Котульский руководил созданием двух прекрасных монографий, одна из которых посвящена Монче-тундре, вторая — Норильскому промышленному району.

Академик С.Смирнов дал такую характеристику Котульскому:

…Каждый из нас, кто соприкасался с ним в работе, да и вообще в жизни, хорошо знает, каким неиссякаемым источником новых идей он являлся и как быстро он умел находить верное направление в исследовании. Недаром многие из наших специалистов по рудным месторождениям считают себя прямыми учениками В.К.Котульского.

С.Смирнов и себя отнес к числу таковых учеников. Владимир Котульский получил паспорт гражданина СССР перед войной. В годы войны был в Норильске, награжден. К сожалению, он был вновь арестован, осужден и умер по дороге к месту заключения. Память о выдающемся геологе — улицы в Мончегорске и Норильске, минерал, названный в его честь — котульскит. Его трудами до сих пор пользуются геологи страны.

 

Глава пятая. СЛАВНАЯ ПОБЕДА  

ТОЧКА ОТСЧЕТА

Первый советский никель был получен в 1928 году на построенной при аффинажном заводе в г. Свердловске специальной установке. Руководил этими работами профессор Н.Н.Барабошкин, и полученный никель по своему химическому составу не уступал заграничному.

Результаты этих опытов были положены в основу проектирования первого в Советском Союзе Уфалейского завода. Стройка была в 1932 году отнесена к числу ударных. Первая очередь была введена в строй в 1933 году, первый никель получен в феврале 1934 года. Уфалейский никелевый завод, названный наркомом Серго Орджоникидзе «кузницей никельщиков», стал базой для дальнейшего развития никелевой промышленности СССР.

Однако следует помнить, что уральские руды относятся к числу силикатных окисленных никелевых руд. А руды Монче-тундры и Норильска — это сульфидные медно-никелевые руды. Отечественного опыта по переработке данного типа руд не было. Да и в мировой практике многие инженерные и технологические решения, предложенные советскими исследователями, были новинками мирового никелевого дела.

Наркомат тяжелой промышленности первоначально не уделял надлежащего внимания сульфидным рудам. НКТП ориентировался главным образом на руды Урала. Такая позиция вполне понятна, если учесть что будущие месторождения Кольского полуострова и Таймыра находились в труднодоступных местах, а инфраструктура Урала выглядела достаточно привлекательно.

Однако руководство страны полагало, что в цветной металлургии дела обстоят неблестяще. В подтверждение этого приведем высказывания, прозвучавшие на ХVII съезде ВКП(б) (проходил в Москве в январе-феврале 1934 года).

И.В.Сталин, выступавший с отчетным докладом, назвал цветную металлургию самым отстающим участком тяжелой промышленности. А самой главной ее болезнью — неупорядоченность.

Сталина поддержал Л.М.Каганович, будущий нарком тяжелой промышленности, по мнению которого в цветной металлургии организационно-практическая работа отстает еще от требований политических директив.

Именно поэтому НКТП стал обращать внимание на районы новых разведок никелевых месторождений. В том числе и мончетундровский.

Профессор Н.С.Грейвер(1900-1970 гг) — один из разработчиков технологии Североникеля. В январе 1946 года вместе со своими коллегам был удостоен Сталинской премии I степени за разработку технологии получения никеля из сульфидных медно-никелевых руд СССР. Н.С.Грейвер был руководителем «Группы никель» — научного коллектива, созданного при кафедре металлургии Ленинградского горного института для решения проблемы переработки медно-никелевых руд.

Из воспоминаний:

В 1934 году «Группа никель» стала работать по своему прямому назначению. И вскоре превратилась в «Мекку» для всех советских специалистов, причастных к делу комплексного использования никель- медно- кобальто-платиноидных руд советского Заполярья. Уже в августе 1934 года в Горном институте из сырья террасы Нюдуайвенч и пласта горы Сопчуайвенч были получены первые электролитные никель и медь и констатировано наличие платиновых металлов. Такими темпами можно было гордиться.

В сентябре 1934 года Горный институт передал С.М.Кирову (Киров был руководителем ленинградских большевиков и во многом определял основные направления развития Кольского полуострова) первые кольские никель и медь, полученные опытной металлургической станцией института. В сопроводительной записке было, в частности, сказано:

…Кольские месторождения должны стать базой первого в Союзе никелевого завода на сульфидных рудах…

Первого, и это во многом определит будущие трудности и в проектировании, и в строительстве и в освоении технологии.

И еще одна цитата из воспоминаний Н.С.Грейвера, которые были опубликованы в журнале «Цветная металлургия» №2 1998 года:

… Импульс наш оказался более чем своевременным. Через несколько дней последовало правительственное решение об использовании никелевых богатств земли лопской. Если ранее Кольским никелем занимался приватно трест Апатит, то теперь он приобрел все права гражданства и настоящего хозяина — комбинат «Североникель». Появление же в соответствующих титулах специальной строчки финансирования подвело материальную базу под создание форпоста советской цветной металлургии на крайнем Северо-Западе.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

* На основании распоряжения заместителя наркома тяжелой промышленности Г.Пятакова от 23 октября 1934 года тресту Апатит было предложено «в целях исключительно для освоения медно-никелевых месторождений Монче-тундра» немедленно организовать самостоятельную хозрасчетную единицу с наименованием: Управление «Североникель».

* Из приказа Василия Кондрикова, управляющего трестом Апатит от 4 ноября 1934 года:

…Организовать в составе треста Апатит самостоятельное управление наименованием Управление «Североникель», объединяющее все, без исключения, работы, связанные с проблемами никеля на Кольском полуострове, подчиненное непосредственно тресту.

Начальником управления был назначен заместитель В.Кондрикова- Н.Воронцов.

Воронцов Николай Николаевич. (1894-1977 г.г.) .

Член партии с 1917 года. Был делегатом ряда съездов Советов, а также XI съезда РКП(б). Участник гражданской войны, затем — на советской работе в Тверской губернии, в Кургане, Красноярске, Ленинграде. В Кировске работал с февраля 1930 года.

По словам Грейвера, был человеком скромным, но настойчивым. К 1935 году имел значительный опыт административно-хозяйственной и строительной деятельности, полученный под руководством Кондрикова, однако широтой взглядов и размахом последнего не обладал. В Монче-тундре пробыл недолго, вынужден был уехать из-за болезни. Но одной из причин отъезда, как полагают, были конфликты с Кондриковым из-за темпов работ по освоению Монче-тундры.

 * Январь 1935 года. Для быстрейшего обнаружения новых месторождений никеля в Монче-тундре по приказу замнаркома Г.Пятакова была образована комиссия во главе с профессором А.Н.Долговым. Ей надлежало на месте выбрать промплощадку для обогатительной фабрики, местоположения плавильного завода, рафинировочного завода, а также выбрать место для жилищных поселков.

* 29 апреля 1935 года. Серго Орджоникидзе подписал приказ по НКТП за №77, в котором говорилось, в частности, о строительстве завода в Монче-тундре.


получено 29 апреля 1935 года в 23 часа 50 мин.

тов. Воронцову

ПРИКАЗ

по народному комиссариату тяжелой промышленности

№77

г. Москва                                                                                         29 апреля 1935 года.

во исполнение постановления ЦК  ВКП (б) от 29. IV. 1935 г.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. В целях развития в максимально короткий срок Советской никелевой промышленности немедленно приступить к форсированному строительству двух никелевых заводов: одного в Орске — мощностью 10 тыс. тонн никеля, 500 тонн кобальта, с вводом в эксплуатацию в течение 1937 года первой очереди 5 тыс. тонн никеля, 250 тонн кобальта (в первую половину 1937 года 3 тыс. тонн никеля, во вторую — 2 тыс. тонн) с пуском на полную мощность в течение 1938 года, а другого — в Монче-тундре мощностью также 10 тыс. тонн никеля и 10 тыс. тонн меди, с пуском первой очереди в течение 1937 года 3 тыс. тонн никеля и 3 тыс. тонн меди и на полную мощность к концу 1938 года.

2. Назначить начальником строительства Орского никелевого завода тов. Франкфурта, начальником строительства Монче-тундры тов. Воронцова.

3. Начальнику Главникельолово тов. Языкову организовать все проектирование обоих заводов с таким расчетом, чтобы полностью обеспечить сроки строительства и ввода в эксплуатацию.

4. Стройку обоих заводов объявить ударной.

5. Установить объем капитального строительства на 1936 год по Орскому никелевому заводу 14 млн. руб., из них на II-й квартал дополнительно 3 млн. руб.; Монче-тундре — объем капитального строительства на 1935 год — 13700 т. р., из них на II-й квартал дополнительно 3 млн.

6. т.т. Гинзбургу, Палею и Лукину совместно с тов. Языковым, Франкфуртом и Воронцовым в трехдневный срок составить план снабжения строек материалами, оборудованием и транспортом и представить мне на утверждение.

 П.П.Народный Комиссар Тяжелой

      Промышленности                             С. Орджоникидзе.

ИЗ РАСПОРЯЖЕНИЯ НАЧАЛЬНИКА ГЛАВНИКЕЛЬОЛОВО В.А.ЯЗЫКОВА.

Ленинградскому институту Никельоловопроект от 30 апреля 1935 года

…Проектируйте никелевый завод Монче-тундре 10 тысяч тонн никеля, 10 тысяч тонн меди. Первая очередь 3 тысячи тонн никеля, 3 тысячи тонн меди — готовность концу 1937 года. Полная мощность — концу 1938 года.

* Из приказа по НКТП от 10 мая 1935 года

п. 1. В целях придания четкости и оперативности руководству строительства выделить «Североникель» из состава треста «Апатит» по балансу на 1 мая в систему Главникельолово.

п. 2. Управляющий трестом «Апатит» тов В.И.Кондриков назначается уполномоченным Главникельолово по строительству никелевых предприятий на Кольском полуострове.

С.И.Шереметьев, один из проектировщиков комбината, в дальнейшем директор института «Гипроникель»:    

…Проект был составлен в короткий срок и уже в 1936 году приступили к строительству. В 1938 году начался пуск цехов, а в 1939 году был получен первый черновой никель. При этом с самого начала работы «Североникеля» были оправданы проектные решения, принятые с большим инженерным риском…

ГУЛАГ  и  «СЕВЕРОНИКЕЛЬ»

По нормам советского времени, для строительства наиболее важных объектов, к которым относился и «Североникель», в тридцатые годы прошлого века привлекались лица из числа репрессированных:  выселенные на Кольский полуостров из других районов страны, а также   находящихся в лагерях ГУЛАГа. Заключенные Белбалтлага НКВД СССР, к примеру, строили в1935-1936 г.г. железнодорожную ветку Оленья — Монче-тундра.

Отдельные направления работы на «Североникеле» и в «Кольстрое» возглавляли специалисты, подвергавшиеся репрессиям: геологоразведка — профессор В.К.Котульский, строительство рудников — П.Н.Владимиров, кобальтовые исследования — профессор Н.М.Славский.

По приказу наркома НКВД СССР Н.Ежова в августе 1937 года в Монче-тундре было организовано отделение Белбалтлага. В приказе указывалось, что число заключенных должно составить до 5 тысяч человек. На 1 января 1939 года на строительстве комбината было занято около 1700 человек из числа спецпереселенцов. В годовом отчете по Мончегорлагу за 1940 год указано, что на «Североникеле» трудятся порядка 6,5 тысяч заключенных и около 7 тысяч вольнонаемных. Если учесть всю систему Мончегорлага, то в ней числилось более 14 тысяч человек.

На основании решения партии и правительства с 1 января 1940 года были объединены в единое хозяйство Мончегорлага и строительства комбината «Североникель» НКВД СССР следующие хозяйства:

— Комбинат «Североникель», входивший в систему Главникеля наркомата цветной металлургии СССР;

— Трест «Кольстрой» из системы Севзапстройпрома СССР;

— Продснаб из системы Главолово наркомата цветной металлургии;

— 8-е отделение ББК ГУЛАГа НКВД СССР.

Начальником был назначен М.М.Царевский, главным инженером и замначальника — И.С.Береснев.

Мончегорлаг просуществовал до апреля 1942 года, когда на его базе был образован вновь комбинат «Североникель» (тогда комбинат №9), вошедший вновь в систему Наркомата цветной металлургии.

 ОТ ПРОЕКТА ДО ПУСКА

Стройка в Монче-тундре изначально должна была стать явлением уникальным. Опыта подобной технологии получения никеля в СССР не было. Да и мировая практика о многих процессах не знала. Так что и проектировщики, и строители, и эксплуатационники были первопроходцами. Об особенностях проектирования очень точно сказал один из авторов технологии, сотрудник «Группы никель», а позднее и «Союзникельоловопроекта», участник пуска металлургического завода Михаил Владимирович Иолко:

… Через многие годы я невольно восхищаюсь коллективом проектировщиков, на основании только лабораторных экспериментов сумевших выполнить проект и рабочие чертежи металлургического завода со сложным процессом передела от руды до никеля и меди…

А какими были конечные задачи? Их, подводя итоги работы строителей, и проектировщиков, определил один из проектантов, участник пуска электролитного цеха Дмитрий Александрович Диомидовский:

…Нужно освоить полный цикл получения никеля, меди и кобальта. С пуском цехов — плавильного, электролитного и опытного кобальтового — комбинат «Североникель» будет иметь законченную схему переработки богатых руд, обеспечивающую получение катодного никеля высокой чистоты, черновой меди, металлического кобальта и металлов платиновой группы (в виде шламов).

Все эти процессы являются для союзной металлургии совершенно новыми… Вряд ли еще можно найти в цветной промышленности Советского Союза такой комбинат, где имеются почти все металлургические процессы во всем их разнообразии… Такой обширной практики вряд ли смогут найти еще где-либо металлурги – цветники…

 ПЕРВЫЙ ВОПРОС

Прежде, чем строить, надо было решить: где и что строить. Первоначально исходили из того, что месторождения медно-никелевых руд, которые можно использовать для нужд промышленности, будут найдены не только в Монче-тундре, но и восточнее железной дороги. К тому же предполагалось расположить энергоемкое производство никеля как можно ближе к источникам электроэнергии. Окончательное решение должна была принять правительственная комиссия, направленная на Кольский полуостров в июне 1935 года. Возглавил комиссию первый главный инженер проекта «Североникель» Иван Никонович Пискунов. В его воспоминаниях, написанных в декабре 1976 года, подробный рассказ о том, как принималось окончательное решение:

…Предполагалось вначале, что в Монче-тундре будут только рудничные сооружения, плавильный завод и обогатительная фабрика. Рафинировочный завод (цех разделительной плавки, файнштейна, обжига ботома) и цех электролиза никеля намечалось расположить в районе Кандалакши.

По приезду на станцию Оленья поступило предложение рассмотреть вопрос о строительстве плавильного и рафинировочного заводов около озера Круглое недалеко от ст. Оленья. Была намечена такая площадка для завода на склоне возвышенности, прилегающей к реке Куренга и озеру Круглое, вдоль берега которого предполагалось расположить Соцгород.

Но по ознакомлению с месторождениями и местностью, а также с геологическими материалами других районов, было принято решение расположить плавильный и рафинировочный заводы, а также механический завод вместе с ранее намеченными объектами в Монче-тундре. Здесь же строить Соцгород. Все варианты были обсуждены на одной из полянок лесного массива, расположенного на месте нынешнего парка. По завершению работы под звуки духового оркестра комиссия в конце июня теплоходом «Североникель» отправилась на станцию Имандра.

Итак, где строить — решено! Остается определить — что строить? Назвать основные элементы технологии, определиться с аппаратурой, механизмами. Иными словами — создать проект, подобного которому в СССР еще не было. Основной разработчик — специально созданная для этого проектирования осенью 1934 года проектная контора «Союзникельоловопроект» (СНОП) — ныне институт «Гипроникель».

Первоочередной задачей новой конторы было проектирование крупного советского никелевого комбината по переработке сульфидных медно-никелевых руд Кольского полуострова и одновременно комбината на Южном Урале, но на окисленных рудах. Проекты этих комбинатов создавались в условиях отсутствия отечественного опыта и при наличии самых скудных сведений о работе зарубежной никелевой промышленности, которая к тому же в то время работала на достаточно устаревших технологических схемах. Усложняло задачу проектирования и то, что в СССР тогда совершенно не было постоянной исследовательской базы, где бы решались вопросы технологии никелево-кобальтовой промышленности.

Предлагаемые решения постоянно подвергались критике разработчиков из других институтов. Доходило и до прямых обвинении во вредительстве. Известно, что на одном из заседаний в присутствии наркома тяжелой промышленности Л.М.Кагановича, его заместитель А.Завенягин дал весьма нелестную оценку работе «сноповцев»:  «…Весь проект шит белыми нитками…». Такая оценка в условиях того времени была равнозначна решению судьбы всех участников проекта и связанного с ними комбината. К счастью, до крутых мер не дошло, и проект первой очереди был утвержден.

 РЕШАЮЩИЕ ДНИ

Михаил Иолко считал, что в истории «Североникеля» есть две особые даты.

Первая — 10 октября 1938 года, когда был задут первый ватержакет. Это событие — начало жизни первого в СССР завода на медно-никелевых сульфидных рудах.

Вторая дата — 23 февраля 1939 года, когда первый никель Севера полился в чугунные изложницы. Это было начало борьбы за планомерный выпуск металла, начало будней завода.

Из газетной заметки. «Северный металлург» от 1 января 1940 года:

…Октябрь 1938 года. Закончены последние приготовления к пуску металлургического отделения комбината. В цеха пришли металлурги — молодые инженеры Терпогосов, Дзахов, Папивин, мастера Пурышев, Меркушин, Батюков. Задули ватержакет, через несколько часов получили первый штейн. Началось освоение сложного и многообразного технологического процесса…

Таким виделось журналисту газеты начало работы «Североникеля». Однако все было не столь безоблачно. И прежде чем был получен первый штейн, произошло немало драматических событий. Одно из них — открытие богатых руд Ниттиса-Кумужья. Это позволило СНОП предложить вариант введения комбината в действие в кратчайший срок, без строительства обогатительной фабрики. Вариант был столь необычен, что в наркомате никак не могли понять: как можно в одном цехе, предназначенном только для передела файнштейна, при переходе на богатые руды разместить, хотя и временно, все технологические операции — от рудной плавки до получения огневого никеля.

Были еще и некие личностные моменты. В феврале 1937 года застрелился нарком НКТП Серго Орджоникидзе. Вскоре арестовывают начальника треста «Кольстрой» Василия Кондрикова. Руководителем треста становится Михаил Михайлович Царевский. Наркомат возглавил  Лазарь Каганович.

Небольшая иллюстрация из того времени. Идет рассмотрение новых предложений «Союзникельоловопроекта». После длительного заслушивания и споров Каганович, не высказав никаких собственных суждений, направился к выходу. Дорогу ему преградил Владимир Парчевский, горняк-сноповец:

— Погодите, Лазарь Моисеевич, разговор наш еще не окончен! Скажите прямо — мы вредители или нет?

Глаза у Кагановича округлились, но он ответил без промедления:

— Индульгенциями не торгую! Заметьте, однако, что я вас ни в чем не обвиняю, а это уже много значит!

Уже позднее замнаркома Кузьмин, не раз бывавший в Монче-тундре, скажет Н.Грейверу и его коллегам, как оценил их поведение нарком: «Чудесная молодежь, горячая, но хорошая!»

Но вернемся в предпусковые дни октября 1938 года.

                 Москва, Наркому тяжелой промышленности КАГАНОВИЧУ

Комиссия по пуску первой очереди «Североникеля» считает возможным пуск комбината 7 октября. Просит вашего распоряжения.

Такая телеграмма была отправлена в Москву. Кроме просьбы разрешить пуск, в ней было подробное описание положения дел на ближайшую перспективу. Телеграмму подписали Лагошин, Гаршин, Царевский, Вольский, Бубок, Блинцов, Буденный, Полькин.

 Первая очередь металлургического завода — это металлургический цех с отделениями ватержакетным, конвертерным и остывочным; воздуходувная; склад руды, топлива и флюса; межцеховые транспортерные галереи.

Пуск проходил с большими трудностями, которые, в основном были вызваны тем, что оборудование и механизмы вводились в эксплуатацию сразу же после монтажа, без достаточного испытательного периода. Первая задувка (обратите внимание на дату) — 10 октября. Через 28 часов ватержакетная печь замерзла из-за расстройства процесса. После уборки «козлов» 15 октября — новая задувка. Все повторилось. Причины удалось выявить и устранить. Ежедневные простои по 5-6 часов из-за неполадок с подъемно-транспортным оборудованием, а также вследствие низкой квалификации персонала, обслуживающего печь,  отрицательно отразились на первых месяцах работы завода.

«Но уже через некоторое время рабочие, поставленные работать у печи, в прошлом совершенно незнакомые с практикой металлургических заводов,  освоились со всей работой и прекрасно с нею справляются». Такую оценку дал мончегорским новоиспеченным металлургам Михаил Иолко.

Несмотря на все эти сбои в пуске комбината, уже 8 октября состоялся  митинг, на котором звучали победные рапорты, принимались приветственные телеграммы:

Сталину: … Мы, строители, горняки, металлурги, все трудящиеся Мончегорска, счастливы сообщить Вам о нашей победе…

Кагановичу: … Над вершинами гор Монче-тундры взвилось Красное Знамя большевистской победы. Выстроена и начала действовать первая очередь северного Медно-никелевого комбината… 

Ворошилову: …С вводом в строй нашей социалистической промышленности Мончегорского медно-никелевого комбината мы еще больше укрепим оборонную мощь нашей дорогой, любимой родины…

Жданову: … Помогая нам добрым мудрым советом, людьми, своевременными указаниями и предупреждением, оказывая отеческую заботливость и внимание нашей стройке, Вы не только сами являетесь лучшим её строителем, но и приковывали к ней внимание всех лучших людей Ленинграда.

А еще, как подчеркивали местные журналисты, «чувством величайшей благодарности партии большевиков, вождю народов товарищу Сталину и ближайшим его соратникам товарищам Л.М.Кагановичу и А.А.Жданову дышали слова каждого выступавшего на митинге…»

Что было, то было! Но слова, весь этот идеологический антураж — не главное. Главное — есть комбинат!

ФЕВРАЛЬСКИЙ ПРОРЫВ

Октябрь 1938 года был лишь первым шагом многолетней истории «Североникеля». Несколько дальнейших месяцев стали подходом к основному — получению первого огневого никеля из сульфидных медно-никелевых руд Кольского полуострова. Накопленный опыт не прошел бесследно, результат в полной мере соответствовал ожиданиям. Возможно, именно поэтому через двадцать лет после октября 1938 года день рождения «Североникеля» стали отмечать не 8 октября, как до этого, а 23 февраля.

О событиях 23 февраля 1939 года есть немало воспоминаний участников той плавки. Приведем только одно, принадлежащее инженеру Татьяне Петровне Гирбасовой, выпускнице ленинградского химико-технологического института, прибывшей на комбинат в марте 1938 года:

…К завершению монтажа с Уфалейского никелевого завода вернулась группа молодых рабочих, посланная туда на обучение. Сразу же стали готовиться к пуску. Сколько было волнения, некоторые даже не уходили из цеха. Наконец, наступил день пуска — 23 февраля 1939 года. В первую смену (с ноля до шести часов утра) на почетную вахту встала группа рабочих и инженерно-технических работников во главе с главным инженером Вячеславом Петровичем Редкиным. Опытный уфалейский мастер Михаил Николаевич Ваганов принял на себя руководство плавкой. Рядом с ним молодые рабочие Федотов, Левенко, Белов, Яковлев и другие.

Вот поступил для загрузки первый кюбель шихты. С волнением включаю печь. Появилось характерное потрескивание электрической дуги. Загрузка шихтой продолжается. Увеличивается нагрузка. Постепенно потрескивание переходит в ровный гул. Печь вошла в нормальный режим работы. Незаметно закончились все три периода плавки: загрузка, плавление и доводка. Взята первая проба. Десятки глаз впились в расколотый на две половинки слиток остывшего металла. Цвет излома темно-серый, структура — мелко-зернистая. А это признак того, что металл сильно науглерожен. Дана команда продолжать доводку. Берутся еще пробы.

 И, наконец, вот он, желанный никель: красивый, серебристый, блестящий, с игольчатой структурой, сверкающий в отблесках красных лучей, идущих от печи и льющих свой свет на счастливые лица людей, кусочек металла, переходящий из рук в руки. В шесть часов утра дана команда начать розлив. Печь отключена, наклонена вперед. Вот показалась сверкающая струя жидкого металла. Она ширится, заполняя изложницы. А люди: они забыли о бессонных ночах, об усталости. Их мысли были направлены на одно: отлично провести плавку…

26 февраля лучшие люди «Североникеля» (так написано в газетной информации) во главе со сменным мастером металлургического завода Владимиром Терпогосовым выехали в Мурманск для рапорта областной партийной конференции. На утреннем заседании мончегорцы передали делегатам слиток, на котором было начертано: «Первая плавка заполярного никеля дана 19-23 февраля 1939 года. Время выпуска первого металла — 5 часов 40 минут».

Терпогосов Владимир Ваганович. (1914-1953 г.г.)

Родом из семьи фотографа. Окончил фабзауч, работал на фабрике и на стройке. В 1938 году с отличием закончил Северо-Кавказский институт цветных металлов, направлен на «Североникель».

На «Североникеле» — помощник начальника смены, начальник смены, начальник обжигового отделения. Участник первой плавки огневого товарного никеля. Один из двух металлургов комбината, кто был отмечен правительственной наградой за пуск « Североникеля».

В годы Великой Отечественной войны работал в Норильске. Начинал начальником плавильного цеха. Последняя должность — главный инженер Норильского комбината. Лауреат Сталинской премии 1951 года. Скоропостижно скончался 23 апреля 1953 года. Похоронен в Норильске.

Еще один подарок. Бюст Сталина из первого мончегорского никеля был передан в дар делегатам ХVIII съезда ВКП(б). 1 апреля 1939 года он поступил на хранение в музей революции

НАГРАДА ЗА ТРУД

Мончегорск «Североникель» Гаршину

рудзавком Шейнману

Райком ВКП (б) Филимонову

26 апреля указом Президиума Верховного Совета награждены орденами и медалями работники «Североникеля»: Горшанов, Оловянов, Козьяков, Шалашов, Глухов, Рутштейн, Дрофинский, Самуляк, Зонтов, Беспаленко, Терпогосов. Главникель поздравляет с высокой наградой, выражает уверенность, что коллектив рабочих, служащих и инженерно-технических работников «Североникеля» на основе дальнейшего размаха стахановского движения и укрепления труддисциплины, обеспечит досрочное окончание строительства комбината, быстрейшее освоение технологического процесса…      

 Начальник Главникеля Лагошин

Всего за строительство и пуск «Североникеля» в апреле 1939 года было награждено 26 человек — работники комбината, треста «Кольстрой» партийные руководители области и города.

Высшую награду — орден Ленина — получил управляющий трестом «Кольстрой» М.М.Царевский.

Из тружеников «Североникеля» наград удостоены:

Григорий Горшанов, бригадир бурильщиков, Шмерк Рутштейн, старший геолог — орден Трудового Красного Знамени;

Алексей Глухов, бурильщик рудника, Николай Зонтов, инженер-геолог — орден «Знак Почета»;

Николай Беспаленко, мастер-конвертерщик металлургического завода, Андрей Дрофинский, бурильщик рудника «Ниттис», Павел Оловянов, начальник электромонтажа комбината, Владимир Терпогосов, сменный мастер металлургического завода — медаль «За трудовую доблесть»;

Николай Самуляк, помощник начальника участка рудника «Ниттис», Анатолий Шалашов, начальник монтажной конторы комбината, Василий Козьяков, сменный буровой мастер комбината — медаль «За трудовое отличие».

Награды вручались в Кремле в июне 1939 года.

ЛИЧНОЕ ЗАДАНИЕ СТАЛИНА

В первых проектах «Североникеля» речь о получении кобальта вообще не шла. Однако, изменившаяся международная ситуация фактически лишила СССР поставок кобальта из-за рубежа, главным образом из США. Свой отечественный кобальт получали в небольшом

,количестве только на Уфалейском заводе.

Проблема получения отечественного кобальта была столь острой, что ею занималось Политбюро ЦК ВКП(б) и лично Сталин. Расшить узкое место было поручено «Североникелю».

На опытном заводе были завершены промышленные испытания технологической схемы производства кобальта, которая позволяла при переработке больших объемов сульфидных медно-никелевых руд получать ощутимые количества этого металла. Основным руководителем кобальтовых дел на «Североникеле» был Алексей Борисович Логинов Он закончил Ленинградский горный институт. В Мончегорск был направлен техруком в кобальтовый цех, созданный на базе опытного завода.

Из воспоминаний А. Б.Логинова:

… После наших сообщений о ходе работ меня и Царевского вызвали в Москву. На приеме у Сталина вопрос о строительстве промышленного завода решился положительно и в основном в нашем варианте. Подготовка постановления была поручена наркому внутренних дел Берия.

И тут произошло то, что никто не ожидал. Берия заявил, что завод должен быть пущен, и что первый промышленный кобальт должен быть дан через 6(!) месяцев со дня постановления. А «при большевистском отношении к делу можно и раньше, но этого записывать не будем». При этом было заявлено, что мощность будет в 1,5 раза больше той, что оговорена была у Сталина. Когда ему попытались возразить, нарком разгневался и даже заявил, что если Царевский не выполнит принятого решения, то его расстреляют. И все же мончегорцам удалось убедить Берия в правильности своих предложений и высказать некоторые идеи ускорения пуска кобальтового производства…

Первые 55 кг гидроокиси кобальта были получены в июне 1940 года.

Газета «Северный металлург» от 23 июня 1940 года так описывает славную победу опытников.

…Сложная государственная задача стояла перед строителями и монтажниками кобальтового цеха. Им предстояло выстроить замысловатое промышленное здание, оснастив его технологическим оборудованием. Не менее трудная задача стояла перед технологами кобальтового цеха. Им впервые в Советском Союзе предстояло установить схему производства кобальта. В результате упорных творческих исканий схема была найдена, причем самая выгодная в инженерном и экономическом отношениях. Опытный кобальтовый цех пущен в эксплуатацию. Опробована аппаратура, испытаны две технологические схемы, получена первая партия окиси кобальта…

Телеграмма из Москвы.

Начальнику комбината «Североникель» НКВД СССР Царевскому.

Сообщаем решение СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 6 декабря 1940 года.

Начиная с 10 декабря, обеспечьте ежесуточный выпуск 35 кг металлического кобальта и с 1 января 1941 года по 70 кг.

Немедленно телеграфируйте действия.

Председатель Совнаркома СССР МОЛОТОВ

Секретарь ЦК ВКП (б) СТАЛИН

 Кто стал творцом мончегорского кобальта?

— профессор-химик Н.М.Славский,

— начальник кобальтового цеха №4 А.И.Французов,

— начальник гидрометаллургического отделения В.Н.Королев,

— начальник пирометаллургического отделения В.Г.Игнатьев,

— начальник исследовательской группы ЦХЛ К.К.Белоглазов,

— доцент Ленинградского горного института П.П.Порфиров,

— начальники смен ГМО 3.И.Ивановская, К.Н.Бродницкий,

— техрук кобальтового цеха А.Б.Логинов.

Для расширения производства кобальта был создан цех №7 на базе рафинировочного отделения цеха №4. Начальником цеха был назначен В.А.Дарьяльский.

Из воспоминаний Дарьяльского В.А:

…Гидрометаллургический цех кобальтового завода работал на полную мощность. Часть прокаленной окиси приходилось отправлять заказчикам как товарный продукт. Назревал серьезный разрыв между возможностями завода и цехом готовой продукции. Возникшие обстоятельства требовали немедленного и принципиального решения технологии промышленного производства металлического кобальта. При горячем энтузиазме нашего небольшого, но очень сплоченного коллектива, удалось в сжатые сроки отработать технологию. Кобальт пошел!

Потребность в кобальте была столь велика, что даже с началом войны цех не остановили. Эвакуировались другие цеха, а кобальтовый продолжал работать. Мы должны были переработать все сырье, которого было много. Отчитывались за каждую выданную плавку, до грамма. Весь полученный кобальт еще горячим упаковывали в контейнеры и немедленно самолетом отправляли по назначению…

 Из истории комбината «Североникель»

Осень 1940 года стала временем, когда комбинат вышел на полный технологический цикл. Были приняты в эксплуатацию электроплавильный (цех №3) и электролитный (цех №2). Но, к сожалению, добиться желаемого эффекта не удалось.

Вот как описывает ситуацию Федор Киреенко, который до войны был начальником смены электролитного цеха, а затем главным инженером опытного кобальтового цеха №4. В годы войны Киреенко работал в Норильске, стал там дважды лауреатом Сталинской премии. Последнее место работы – «Гипроникель»:

…Если строительство и освоение пирометаллургических цехов не вызывало больших затруднений, то этого нельзя сказать о производстве электролитного никеля. Первый в СССР цех на «Североникеле» был построен только в конце 1940 года, спустя два года после пуска рафинировочного цеха. Сам пуск шел «со скрипом». Не удалось запустить установки получения активного никелевого порошка и гидратов окиси никеля. Потом стали выходить из строя трубопроводы и теплообменники. Цех действовал, но лишь по временной схеме. В таком состоянии его и эвакуировали…

Да, так было! Но следует отметить, что опыт, накопленный в Мончегорске, был в полной мере использован в годы войны. Эвакуированные на Урал и в Норильск электролизники, смогли наладить в кратчайшие сроки и производство электролитного никеля, и производство кобальта.

ЗВЕЗДЫ МОНЧЕ-ТУНДРЫ

Наверное, именно так можно назвать то поколение молодых, дерзновенных, что пускали «Североникель». Кем они стали, каких высот потом достигли? Вот только краткая информация о некоторых из тех, чей стартовой площадкой была Монче-тундра.

Лауреаты Ленинской премии

Геологи Ю.Голуб, В.Егоров, С.Покровский;

Строитель Л.Анисимов;

Металлурги М.Иголкин, В.Позняков,

Энергетик С.Карапетян,

Лауреаты Сталинской (Государственной) премии:

Трижды — металлург, работник ядерной промышленности А.Белов

Дважды — металлург Ф.Киреенко

Удостоены премии:

Геолог Д.Шифрин

Горняк И.Усевич

Строитель В.Всесвятский

Металлурги И.Береснев, А.Григорьева, В.Дарьяльский,     И.Иевлев,           А..Ильин, В.Терпогосов, Н.Кужель, В.Рундквист

Герои Социалистического Труда

Геолог Г.Маслов

Металлурги Е.Буковцев, С.Костяев, В.Пузанов, С.Сердаков

Строитель  С.Агафонов 

Все вышеперечисленные лица   в довоенные годы были работниками комбината «Североникель» (или Мончегорлага и строительства комбината «Североникель», каким было официальное название предприятия с января 1940 года).

Из того же поколения выросли до руководителей высокого ранга:

— Н.Глушков, председатель Госкомитета СССР (министр СССР) по ценам;

— А.Логинов, директор Норильского горно-металлургического комбината;

— А.Белов, руководитель строительства важнейших ядерных объектов (Мелекесс — Димитровград, Красноярск-9, Чепецк, первый директор Кольской атомной);

— В.Шлыков, заместитель министра цветной металлургии СССР;

— А. Шалашов. Председатель Мурманского горисполкома, заместитель председателя Мурманского облисполкома.

— Д.Матюшкин, директор комбината «Североникель»;

— А.Петров, Н.Самуляк — директора «Печенганикеля»;

— К.Дзахов, Н.Петров — директора Ждановского ГОКа;

— В.Королев, директор Ловозерского ГОКа;

— В.Береснев, директор «ВНИИГОРМЕТ»;

— В.Дарьяльский, ректор Красноярского института цветных металлов;

— К.Сушков, ректор Северо-Кавказского горно-металлургического института;

— А.Волкова, ректор Норильского индустриального института.

 Конечно, это далеко не полный список тех, кто стал руководителями больших трудовых или творческих коллективов. Но самой яркой звездой на мончегорском небосклоне несомненно был Михаил Михайлович Царевский.

М.М.Царевский (1898-1963 г.г.) генерал-майор инженерно-технической службы, Герой Социалистического труда, лауреат Сталинской премии 1-й степени за создание первой советской ядерной бомбы.

Строитель объектов ядерного щита Челябинск-40 (Снежинск), Томск-7 (Северск), Красноярск-26 (Железногорск), а также объектов в Нарве, Дубне, Протвино.

Но все это будет уже после Великой Отечественной войны. И может быть поэтому, что его имя перестанут называть публично, что о его заслугах и наградах можно было прочитать только в засекреченных указах и постановлениях, Михаил Царевский долгое время будет для нас человеком-загадкой.

И ЛЮДЯМ ПОДАРЕНЫ ГОРОД И НИКЕЛЬ

Начало 1937 года, похоже, не предвещало крутых перемен в Монче-тундре. Однако нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе решил сменить руководство «Кольстроя». Сейчас можно только гадать, что было тому причиной. То ли тучи, что сгущались над Кондриковым, тo ли наркома не устраивал ход строительства в Монче-тундре.

11 февраля Серго встретился с Царевским. Обговаривали детали его работы в Мончегорске. Наметили встретиться через неделю. Но 18 февраля газеты сообщили: «От сердечного приступа скончался Серго Орджоникидзе…» Всем было известно, что у Серго больное сердце. Однако сегодня мы знаем, что он покончил самоубийством из-за постоянных конфликтов со Сталиным. Вскоре был арестован и Кондриков. Так что принимать стройку было уже не от кого.

Напомним, что по своему размаху и значению строительство «Североникеля» было сравнимо с Магниткой. Нужен был человек, который имел опыт руководства  стройкой такого масштаба. Царевский был как раз из числа таких. Он прошел первую мировую и гражданскую войны. С 1925 года был на хозяйственной работе. В его послужном списке Балахнинский бумагоделательный комбинат, Нижнетагильский металлургический, Горьковский автозавод, уникальные корпуса аэродинамического института – ЦАГИ. Орджоникидзе называл его «академиком строительного дела». Не раз предлагал Царевскому написать книгу об опыте руководства стройками. Царевский отнекивался, твердил, что времени нет. А жаль, интереснейшая была бы книга!

В непростое время приехал Царевский в Мончегорск. 1937 год — этим все сказано. В газетах в адрес Кондрикова звучат самые резкие обвинения. «Продался японо-немецкому фашизму…Предатель с партбилетом в кармане…» Звучали призывы разоблачить скрытую «кондриковщину», которая мешает стройке…

Естественно, Царевский не мог остаться в стороне от этих разговоров. Он, как и многие, громил «кондриковщину». Но при этом критиковал ее за «дедовские» методы работы, за компанейщину в решении проблем, за расхлябанность на стройке.

Царевский призывал строителей вскрыть все имеющиеся резервы. Говорил:

…Если мы хорошо поставим дело, мобилизуем коллектив, то тогда смело скажем товарищу Сталину, товарищу Молотову и товарищу Берия, что задание, данное ими, выполним…

А задание было весомым. Предстояло определиться окончательно с рудной базой, где главным объектом становился рудник богатых руд «Ниттис». Надо было построить первую очередь — это три цеха: металлургический завод (нынешний рафцех), электроплавильный, электролитный. На повестке дня — кобальт. Ремонтно-механический завод — гарантия качественного ремонта оборудования — еще в чертежах и первых котлованах.

 По словам людей, его знавших, Царевский пытался максимально вникнуть в новое для себя дело. Он обсуждал вопрос с одним специалистом, потом приглашал другого, давал задание третьему. Выслушивал мнение многих. И тем интереснее оказывалось принятое им решение. Илья Пешин, журналист газеты «За индустриализацию», знавший Царевского еще со времен Горьковского автозавода, писал, что Царевский на самом деле не очень быстро принимал решение, был, на взгляд со стороны, неким тяжелодумом. Но если решение принималось, то выполнялось быстро и неукоснительно.

Он даже внешне привлекал к себе подчиненных. Вот его словесный портрет, составленный сотоварищами по стройкам:

…Саженного роста. Лицо, будто вытесанное из камня, обработанного морскими волнами.

…Стройный, подтянутый, русоволосый, с серыми глазами… Быстрый, ироничный, веселый, весь в движении…

И обладал сильным характером! Сломить его было сложно. Даже прямая угроза расправы не могла заставить его отойти от принятого решения. Небольшой пример в подтверждение.

1940 год. Москва. Разгневанный нарком НКВД Л.Берия, недовольный возражениями мончегорцев, связанными с производством кобальта, в присутствии большого числа людей бросает Царевскому:

— Думаешь, нацепил иконостас (у Царевского было два ордена Ленина и орден Трудового Красного Знамени — по тем временам — большая редкость), так будем с тобою цацкаться?

Другой бы сел и замолчал. Но Царевский и присутствовавший при этом разговоре Логинов смогли отстоять свою позицию.

Как часто мы узнаем из скорбного текста некролога то, что было сокрыто занавесом секретности. Так случилось и с Царевским, впрочем, и в некрологе сказано было тоже далеко не все. Написали про четыре ордена Ленина, про то, что он имел по два — ордена Красной Звезды, Красного Знамени. А еще семь медалей. И ни слова про его ядерные дела. Но прошло время, и о Михаиле Царевском была написана книга. Называется она «Академик строительного дела». Автор ее — Сергей Кучин, ядерщик из Железногорска.  В книге — вся жизнь до самых последних дел. И одна из славных страниц биографии — Мончегорск.

 

ОСОБАЯ ГЛАВА: СЕВЕРОНИКЕЛЬ. ВОЙНА!  

ДО ВОЙНЫ ВСЕГО ПОЛГОДА

Наступивший 1941 год, казалось, не предвещал бед. Уточнялись планы, определялись цели. Главные задачи были сформулированы в приказе №7-с от 10 февраля 1941 года по Мончегорлагу и строительству комбината «Североникель»:

— Форсировать разведку богатых никелевых руд месторождений Ниттис-Кумужье и горы Травяная;

— Обеспечить прирост новых запасов богатых руд не менее 5000 тонн по никелю и перевод в промышленную категорию 10000 тонн по никелю;

— Годовой план по никелю установлен в 9300 тонн, в том числе по никелю катодному 6200 тонн;

— На первой очереди цеха №2 (электролитный цех) к 17 февраля поставить под загрузку все электролизные ванны и в марте обеспечить ежесуточно 18 тонн никеля;

— По порошку организовать производство не менее 1,8 тонн в сутки;

— К 1 марта 1941 года закончить опытную переработку норильского файнштейна;

— По строительству — сдать к 15 апреля третий каменный дом.

 А еще в том приказе, что подписал М.Царевский, говорилось о задаче продснаба по свинооткорму и поставке мяса: из Киевской конторы поставить до 100 тонн товарного мяса; на базе местных отходов — до 20 тонн. Вылов рыбы довести до 25 тонн в квартал.

Примерно в это же время увидела свет особая справка. Называлась она так: «Краткая характеристика металлургических комбинатов управления горно-металлургической промышленности ГУЛАГа НКВД СССР». Один из разделов посвящен «Североникелю».

В документе сказано, что сырьевой базой комбината является месторождение сульфидных медно-никелевых (богатых) руд Ниттис-Кумужья-Травяная (НКТ). Увеличение мощности в 1942 году будет идти за счет эксплуатации месторождений вкрапленных (бедных) руд Сопчи и Нюда. Указано, что полная проектная мощность «Североникеля», предусмотренная техническим проектом, который был утвержден Экономсоветом СССР в июне и октябре 1940 г., составит 15 тысяч тонн никеля в год. Причем 5 тысяч должны быть получены за счет расширения комбината на базе вкрапленных руд.

Названы в «Краткой характеристике…» основные объекты «Североникеля». Это рудник Ниттис-Кумужья (300 тысяч тонн богатой руды в год), электроплавильный цех (21160 тонн файнштейна в год), рафинировочный (12500 тонн анодного никеля в год), электролитный цех (10 тысяч тонн никеля в год), кобальтовый цех (12 тонн кобальта в год). К числу важнейших отнесен ремонтно-механический цех, оборудованный 28 станками,  кривошипным прессом, 2 пневматическими молотами.

Что еще ждали от сорок первого года? Конечно, новых правительственных наград за успешное выполнение заданий по кобальту. Но были и факты, прямо скажем, настораживающие. Вот только один из них. В марте сорок первого года в Мончегорск приехал заместитель наркома НКВД, бывший начальник Норильсклага и Норильского комбината Авраамий Завенягин. Он обсуждал возможность эвакуации комбината вглубь страны из — за проводимой в Финляндии мобилизации.

Задачи укрепления безопасности СССР заставляли ужесточить требования к выполнению никелевой программы. Мы уже знаем, что добиться хорошей работы электролитного цеха не удавалось. Подтверждает это и шифрограмма из Москвы, адресованная заместителю начальника Мончегорлага и главному инженеру «Североникеля» И.Бересневу. Подписал шифрограмму  нарком НКВД Лаврентий Берия. Из Москвы она была отправлена еще до войны. В Мончегорске  расшифрована 24 июня сорок первого года. 

Из шифрограммы:

…Выплавка никеля в июне идет неудовлетворительно. За 18 дней выполнено только 41,2 процента месячного плана. Несмотря на предупреждения наркомата вновь допускается отступление от технологической схемы. В конце мая снизили концентрацию никеля и сократили анодную загрузку ванн и до сих пор не довели ее до установленного веса; ремонты печей закончили небрежно, почему вращающаяся печь в июне имела двухдневную остановку.

До сих пор не можете наладить производство никелевого порошка… Предлагаю немедленно принять меры к увеличению производства никеля, выполнению июньского плана. Обеспечьте тщательный уход за обжиговыми печами, добейтесь переработки в печи не менее 40 тонн боттома в сутки. Форсируйте монтаж второй печи Герресгофа и обеспечьте окончание его до 20 июля 1941 года. Обеспечьте пуск ватержакета №1 и двух конвертеров к 25 июня и ватержакета №2 к 5 июля.

Восстановите до 25 июня нормальную концентрацию выпуска никеля в растворах. Обеспечьте до 1 июля ввод в эксплуатацию 40 новых ванн. В течение июля переработайте все норильское сырье.

Наркомвнудел принял меры отгрузки вам растворимого стекла, диабазовой плитки и стандартов резины, штейновых ковшов и шлаковых. Передаю вам 5 норильских штейновых ковша. Обеспечьте встречу отправляемых материалов и выполнение настоящего приказа донесите 25 и 30 июня.

 подпись — БЕРИЯ

Можно предположить, какими могли быть последствия неисполнения данного приказа. Всем был известен крутой нрав наркома НКВД. И могли быть весьма серьезные выводы. Но война расставила  иные акценты.

ПРОЩАЙ, МОНЧЕ-ТУНДРА!

22 июня 1941 года. Из официального заявления от имени Советского Правительства:

… Сегодня в 4 часа утра без предъявлений каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали ее границы…

22 июня на территории Мурманской области объявлена мобилизация военнообязанных и введено военное положение.

Из газеты «Северный металлург» первых военных дней:

…Город живет по законам военного времени. На всех предприятиях проходят митинги.

Рудник Ниттис. Выступает его начальник Дмитрий Матюшкин:

…Неслыханное злодейское нападение сделали германские фашисты на наши священные границы. Но это им не пройдет даром. Наш народ един и готов до последней капли крови защищать каждую пядь советской земли…

По приказу, подписанному Царевским 22 июня 1941 года, был определен состав штаба по противовоздушной обороне комбинату. Его возглавил Царевский. На комбинате были организованы две аварийно-восстановительные службы, а также медико-санитарная, химическая, противопожарная и охраны безопасности.

Из воспоминаний главного инженера И.Береснева следует, что 26 июня нарком Л.Берия по телефону приказал остановить производство, в 48 часов демонтировать оборудование и организовать эвакуацию. Но Береснев заявил, что сделать это только по телефонному указанию не может. Последовала шифрограмма, на основании которой был издан приказ №00104 от 28 июня 1941 года.

 Из приказа по управлению Мончегорлага и строительства комбината «Североникель» НКВД от 28 июня 1941 года

Во исполнение распоряжения Наркома Внутренних Дел Союза СССР т. Берия об эвакуации комбината

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Прекратить работы по эксплуатации и строительству комбината.

2. Немедленно приступить к демонтажу, упаковке и подготовке к отправке оборудования, находящегося в стадии монтажа и эксплуатации.

З. Все подлежащее отгрузке оборудование надлежит разобрать, смазать, рабочие поверхности крупных деталей оградить от повреждений, мелкие детали и мелкое оборудование упаковать. На все оборудование составить акты демонтажа и подробные списки по узлам, с указанием номеров мест по каждому агрегату и описи деталей, уложенных в ящики, присваивая ящику порядковый номер…

(А товарищ Берия приказывал всю эту работу провести за 48 часов. Таким был уровень непонимания или паники?!)

 И далее в приказе подробно прописаны действия всех служб: куда доставляем оборудование для погрузки, как охраняем грузы, кто за что отвечает. Установили и особый порядок работы: две смены — с 8 часов утра и до 20 часов, с 20 часов и до 8 часов утра с часовым обеденным перерывом. На дворе был полярный день, работать можно было круглосуточно.

КТО ЗА ЧТО ОТВЕЧАЛ?

За исполнение всего приказа — Береснев, в дальнейшем — вернувшийся в Мончегорск Царевский.

По горно-рудному управлению — Стариченко

Заводоуправление и цеха — Сушков

Строительство — Шарапов

Геолого-разведочная контора — Рутштейн

Центральная химическая лаборатория — Гусаковский

Энергетические цеха — Кольницкий

Автотранспорт — Радзивилович

Железнодорожный цех — Шалашов

Дальнейшими приказами определили порядок расчета с переводимыми работниками и с уволенными без перевода. Особым указанием установили условия перевозки людей по железной дороге.

Была создана центральная комиссия по эвакуации лагерного населения и вольнонаемных лагерного сектора, которую возглавил заместитель начальника управления лейтенант госбезопасности Левшин. Следует отметить, что эвакуированы были не все заключенные, так как через Мончегорский райвоенкомат в августе — сентябре 1941 года из лагерей было призвано 3341 человек.

Сохранился документ, в котором приведены сведения об уволенных, переведенных и переданных в другие организации работников «Североникеля» по состоянию на 15 августа 1941 года. Общий итог — 14094 человека. В том числе по мобилизации в РККА — 1259 работников. Согласно этой справке, адреса перевода следующие: Свердловск (Главмедь), Орск, Норильлаг, Джида НКВД, Джезказган, Тырны-Ауз, Умальта, Красноярск, Красноуральск, а также 15-е особое военное строительство. Но следует отметить, что в ходе эвакуации адреса направлений изменялись, людей направляли в иные районы страны. Местом дислокации ликвидационной комиссии «Североникеля», которую возглавил главный бухгалтер предприятия А.В.Новиков, был определен Джезказган. Но в связи с тем, что уже весной 1942 года решили восстановить комбинат, ее роль была незначительной.

Никто не знал, насколько придется уезжать. Но была общая уверенность, что мончегорцы вернутся в родные края, что комбинат будет восстановлен. Именно поэтому в целях сохранения всех основных средств, материальных ценностей и управления продолжающим функционировать хозяйством приказом №175 от 14 июля 1941 года была организована специальная контора «Североникель» из состава работников комбината. На нее были возложены охрана всех остающихся ценностей, руководство работой ЖКУ, энергоцеха, Продснаба, Зашейковского лесокомбината, Кировского ДОЗа, всем транспортом, включая железнодорожную ветку, пожарной и военизированной охраной, типографией. Контора должна была также обеспечить эксплуатацию всех линий связи и коммутаторов, электросетей, насосных на Сопче и Лумболке, сетей водоснабжения. Мончегорск стал работать на войну, но пока что не своим металлом, а, ремонтируя автотранспорт, изготовляя мины, помогая строить аэродромы (в том числе и около города), оборонительные сооружения. В то же время, в глубоком тылу, эвакуированные мончегорские специалисты на вывезенном мончегорском оборудовании организовывали выпуск никеля и кобальта, действуя под единым для всей страны лозунгом: «Все — для фронта, все — для победы!»

«СЕВЕРОНИКЕЛЬ»  ВОССТАНОВИТЬ!

1942 год внес некоторые коррективы в ход военных действий в Заполярье. Фронт стабилизировался на достаточно далеких от Мончегорска рубежах. Победа под Москвой вселило некоторую эйфорию на возможность перелома в ходе войны уже в 1942 году. Возможно, именно поэтому директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 27 марта 1942 года командующему Карельским фронтом было приказано подготовить и провести наступательные операции на Мурманском, Кандалакшском и Кестеньгском направлениях. Об этих планах наверняка было известно в Мурманском обкоме ВКП (б), где вызревала инициатива возобновления работы комбината «Североникель».

В марте 1942 года начальник конторы «Североникель» НКВД СССР Анатолий Шалашов направил докладную секретарю обкома Дмитрию Филимонову о состоянии дел на комбинате. В ней, в частности, было сказано следующее:

…О возможности пуска в действие металлургического производства и добычи никелевой руды на промплощадке комбината.

Из металлургических печей на промплощадке осталась не демонтированной только одна отражательная печь в цехе №3, все другие демонтированы и вывезены… Сообразуясь с местными условиями и состоянием цехов, организацию пуска металлургического производства (выработка штейна и файнштейна) целесообразней, проще и выгоднее начать в цехе №3, нежели в цехе №1…

Приведя сравнительную характеристику двух цехов: первого и третьего (т.е. рафинировочного и электроплавильного), А.Шалашов подчеркивает, что «начало восстановления металлургического производства следует производить с пуска отражательной печи в цехе №3 с необходимым для нее вспомогательным хозяйством, не ожидая ватержакетов и конвертеров».

Говоря о трудностях предстоящего восстановления, начальник конторы «Североникель» особо выделил следующие:

Во-первых, большую часть времени и средств займет электрохозяйство,  т.к. оно в основном эвакуировано.

Во-вторых, отсутствует подвижной состав для вывозки шлаков.

В-третьих, кадры металлургов полностью эвакуированы.

И, наконец, «учитывая отсутствие в Мончегорске и конторе специалистов — металлургов и монтажников, предложить главку немедленно командировать на площадку группы специалистов с соответствующими материалами для быстрейшего уточнения и разрешения на месте всех вопросов, связанных с восстановлением металлургического производства».

Москва поддержала северян. Совнарком принял постановление, согласно которому с 1 апреля 1942 года на базе «Североникеля» и Мончегорлага создавался комбинат №9, переданный из системы ГУЛАГ в наркомат цветной металлургии СССР. В начале апреля образована комиссия НКЦМ и НКВД для передачи и приемки оборудования, других материальных ценностей. Комиссия вылетела в Монче-тундру. Добирались военным самолетом через Вологду, Архангельск, Мурманск. Затем поездом до станции Оленья, дрезиной — в Мончегорск. В комиссии —  будущий директор комбината Константин Маков. От Мурманского обкома — Дмитрий Филимонов, бывший мончегорец.

Времени у комиссии предельно мало. Но, все что нужно, сфотографировали, осмотрели. Обследовали детально здания, рудники, жилье поселков, города и лагерей. Одновременно решались вопросы воздушной обороны города, охраны комбината. Определялись по кадрам. 18 мая 1942 года было принято постановление Государственного Комитета Обороны СССР по вопросам восстановления «Североникеля».

20 мая нарком П.Ломако издал свой знаменитый приказ № 110-с  В нем, в частности, говорилось:

…Немедленно приступить к восстановлению комбината Североникель производительностью 400 тонн файнштейна в месяц, с содержанием никеля в нем 175 тонн.

Восстановить к 1 сентября 1942 года рудники Ниттис и Кумужье производительностью 200 тонн в сутки и плавильный цех с одной электропечью и двумя конвертерами по 40 тонн каждый.

 Выдать в четвертом квартале 1942 года 1200 тонн файнштейна с содержанием никеля 525 тонн. Организовать переработку файнштейна на Южноуральском никелевом комбинате…

Приказ требовал в 15-дневный срок обеспечить возврат специалистов. Сделать это оказалось непросто. Дело в том, что многие из тех, кого просили вернуть в Мончегорск, были поистине незаменимы в глубоком тылу. Впрочем, часть металлургов смогли вернуть. Провели оргнабор в ряде областей. Для подготовки кадров организовали в 1942 году школу ФЗО, которая сделала три выпуска. В ноябре 1943 года на базе Североникеля  было создано ремесленное училище. Из госпиталей по решению правительства в Мончегорск выехала большая группа демобилизованных солдат. Был проведен набор бывших партизан Белоруссии. Для сохранения рабочего контингента весь личный состав комбината, начиная с третьего разряда (за исключением призывников 1922-1923 г.г.), а также ИТР, были освобождены от мобилизации.

Особое внимание грузам в адрес комбината. Их перевозку приравняли к военным, т.е. отнесли к первоочередным. Для ускорения поступления приняли беспрецедентное решение: приходящие по ленд-лизу грузы в портах не досматривались, а вскрывались и досматривались в Мончегорске. На мончегорской площадке была организована бригада проектировщиков конторы СНОП во главе с главным инженером проекта комбината Я.Рачинским.

Государственный Комитет Обороны еще не раз обращался к проблемам «Североникеля». Уже в ноябре сорок второго года было принято постановление о начале производства кобальтовых сплавов. В одном из рапортов, отправленных в адрес наркома, упоминается, что до войны малый кобальтовый цех №4 был рассчитан на 70 тонн, а большой — №6 — на 120 тонн металлического кобальта в год. Еще одно постановление ГКО. Подписано 8 октября 1943 года. Предлагалось восстановить производство никеля и меди на «Североникеле» к 1 января 1944 года.

Первоначально в город возвращались одни специалисты. В 1943 году было разрешено приехать в город семьям 2000 работников предприятия и 300 семьям Наркомстроя. 

ГЛАЗА БОЯТСЯ. А РУКИ?!

В начале июня сорок второго в Мончегорск начали возвращаться эвакуированные металлурги и горняки. И вот что они увидели.

Из воспоминаний В.Я.Познякова:

…Добравшись со всякими сложностями «на перекладных» до Мончегорска (В.Позняков в эвакуации был на Урале) уже на следующий день отправились на завод. Меня поразила оглушительная тишина мертвого завода. В плавильном цехе под фермами кровли летал ястреб. А на фундаменте печи кобальтового цеха, куда мы пошли через несколько дней, сидел заяц. Он удивленно смотрел на нас и шевелил ушами…

Но не зря говорят: «Глаза боятся, руки делают». И не пугало то, что цех №1 был совсем плох: захламлен, демонтаж был сделан грубо. А из рудников было вывезено все оборудование, сами они залиты водой. Правда, 222 горизонт мог быть быстро восстановлен, и здесь можно было выдавать «на гора» до 80 тонн руды в сутки.

В целях быстрейшего восстановления для всех цехов установили семидневную непрерывную неделю. Работать приходилось «до упора». В большинстве коллектив состоял из женщин, многим не было и 18 лет. Особенно трудно было в 1943 году. Не хватало продовольствия. Горняки получали 800 граммов хлеба в сутки и двухразовое питание в столовой. За перевыполнение плана – премия: добавка хлеба. Но это для горняков. А «ремеслуха», что трудилась наравне со взрослыми, питалась соевым супом и котлетами из голов мойвы. Дина Смирнова из того самого училища вспоминала, что несет бывало, как староста, хлеб на подносе, а его сзади хватают, так голодны были. Но постепенно все наладилось: и кормежка, и быт. День — теория, день — практика. Электрики, к примеру, кабели прокладывали, канавы копали. Делали инструменты из заготовок.

Еще один рассказ. Раиса Брагина, работница электролизного цеха:

…Мы на обед не ходили, некогда было. Работали вручную, кранов вообще не было. До того за смену натрудишься, газу надышишься, что идешь домой, и кровь из носа. Давали нам тогда граммов семьсот хлеба. Так мы граммов по двести отрежем от каждого пайка, продадим и на вырученные деньги платьице вскладчину купим. Кому в кино или еще куда, тот и надевает нашу общую обновку. Потом также бурки купили…

Но все трудности бытия отходили в сторону, когда надо было решить главную задачу — пустить комбинат. И настало 10 сентября 1942 года.

Слово участнику тех событий, директору комбината Константину Макову:

…10 сентября была поставлена под загрузку электропечь. В этот не день был проведен митинг в связи с досрочным вводом ее в эксплуатацию. На митинге металлурги приняли обращение ко всем рабочим, ИТР и служащим комбината — установленный план по выпуску файнштейна на 1942 год выполнить не менее чем на 110 процентов…

С НЕБА БОМБЫ…

 Первый успех, первая победа и новые трудности. Уже на следующий день над комбинатом появились вражеские самолеты.

По свидетельству очевидцев, в первые дни войны самолеты город и комбинат не бомбили. Фашисты рассчитывали захватить предприятие в целости и сохранности. Чтобы ввести врага в заблуждение, имитировали напряженную работу: из труб валил черный дым. Но это жгли тряпье. Первая бомба была сброшена на комбинат лишь 21 июля сорок первого года. Когда началась работа, это сразу же зафиксировала воздушная разведка немцев. Впрочем, говорили, что кто-то даже ракеты пускал в сторону комбината из района Мончи при пролете немецких самолетов.

Данные об ущербе, нанесенном вражеской авиацией с 22 июня 1941 года по 1 июля 1943 года зафиксированы в акте Комиссии по ущербу. Возглавлял комиссию заместитель директора Я.С.Меклер.

Из акта Комиссии по ущербу:

…Бомбардировками при воздушных налетах фугасными бомбами 1 и 17 мая, 11 июня, 5, 6, 7 и 12 ноября 1942 года, 28 февраля и в ночь с 29 на 30 апреля 1943 года были повреждены здания главной подстанции №1, цеха №1, РП-3, станций Кумужья, Железная (15-й км желдорветки на Оленью), центральной химической лаборатории, промышленный водовод, ЛЭП, железнодорожные пути…

Всего враг причинил бомбардировками ущерб на сумму в 127 млн 419 тысяч 167 рублей. Но в акте не учтены потери  из- за бомбежек на линии Кировской железной дороги: до города дошли не все эшелоны с оборудованием.

Бомбежки были и после составления акта. В первой половине 1944 года 11 раз объявлялась воздушная тревога, в налетах участвовали в общей сложности два десятка «юнкерсов» и других самолетов, которые сбросили на комбинат более 500 бомб. И лишь организованная противоздушная оборона зенитных батарей, наличие на нашем аэродроме истребительной авиации позволило избежать более значительного ущерба.

Из воспоминаний К. Макова:

…Систематическое появление над промплощадкой самолетов-разведчиков приносило много неприятностей. Оповещение о воздушной тревоге заставляло всех отправляться в бомбоубежища, а, следовательно, и не отдыхать. Эти тревоги очень выматывали людей. Но коллектив работал, набирал силы, кадры прибывали, молодежь уже понемногу привыкала к прифронтовой обстановке. К 20 декабря годовой план по выпуску файнштейна в пересчете на черновой никель был выполнен на 140 процентов…

МОСКВА СКАЗАЛА: «МОЛОДЦЫ!»

30 декабря 1942 года в 5 часов утра Константин Маков и начальник главка Василий Федоров (он сменит Макова летом 1944 года на посту директора  «Североникеля») были вызваны в Кремль.

Маков Константин Николаевич. До «Североникеля» — директор Гипроцветмета. Был назначен директором «Североникеля» в апреле 1942 года. После Мончегорска, который он покинул из-за болезни, работал в Московской области директором Подольского оловозавода. В ноябре 1945 года направлен в г. Фрунзе. Герой Социалистического труда.

Федоров Василий Федорович (1906-1965 г.г.)

До Мончегорска — начальник Главникелькобальта и заместитель наркома цветной металлургии СССР. С июля 1944 года — по сентябрь 1945 года — директор комбината «Североникель». Далее возглавлял Главцинксвинец. Последняя должность — заместитель председателя Госкомитета по черной и цветной металлургии при Госплане СССР.

Докладывали члену Государственного Комитета Обороны Анастасу Микояну. Присутствовало не менее 10 руководящих работников правительства. Интересовало буквально все: быт, питание, сильно ли беспокоит вражеская авиация, как можно быстрее восстановить комбинат. При этом подчеркивалось, что наша военная промышленность испытывает острейшую нужду в большом производстве никеля. Выступавшие, а среди них были командующий ПВО страны генерал М.Громадин, замнаркома боеприпасов М.Хруничев, нарком цветной металлургии П.Ломако одобрительно отзывались о работе североникельцев. Также одобрительно оценил работу мончегорцев и А.Микоян. На следующий день Маков позвонил в Мончегорск, сообщил о высокой оценке Москвы и дал распоряжение срочно отправить в столицу списки людей для награждения.

Осенью 1943 года большая группа мончегорцев получит правительственные награды. Среди тех, кто отмечен правительственными наградами были К.Дзахов и Д.Матюшкин, удостоенные орденов Красной Звезды; В.Королев, Е.Коханистый, А.Шалашов, получившие ордена Знак Почета; ряд работников Североникеля были отмечены медалями.

К НОВЫМ ПОБЕДАМ

К августу 1943 года в Мончегорске был подготовлен необычный документ. Это был план вывода из строя объектов, агрегатов и оборудования на случай временной оккупации комбината и города. Само появление такого плана кажется странным, если учитывать, что победой Красной Армии закончилась Сталинградская битва и наши войска продвигались на запад. Правда, летом 1943 года назревало великое Курское противостояние. Возможно поэтому в документе были предусмотрены два варианта действия. Самый крайний — полное уничтожение комбината и города. К счастью, план этот так и остался на бумаге.

Но в этом документе приводились интересные данные по выпуску продукции. Указывалось, что до войны «Североникель» выдавал 40% никеля страны и до 70% кобальта. На июль сорок третьего года мощность комбината была в пять раз меньше довоенной. Но касалось это лишь продукции начального технологического процесса. А стране нужен был, в первую очередь, никель! Поэтому главное — восстановить электролитный цех.  Решающим должен был стать 1945 год. Определяя его задачи, директор комбината Василий Фёдоров говорил в интервью газете «Северный металлург»:

…Объем восстановительных и строительно-монтажных работ в 1945 году в несколько раз будет больше всего сделанного за войну. В 1944 году мы наладили только выпуск чернового никеля. Теперь же мы должны начать комплексную переработку руды, извлекая все содержащие в ней металлы…

Новые задачи требовали новых кадров. Важное значение в связи с этим имело постановление Государственного Комитета Обороны об открытии в 1945 году в Мончегорске горно-металлургического техникума.

Последний военный год был для «Североникеля» отмечен особой наградой. По итогам работы за март коллектив был награжден Переходящим Красным Знаменем Государственного Комитета обороны СССР. Поздравляя мончегорцев с победой, нарком цветной металлургии Петр Ломако выразил уверенность в том, что «коллектив комбината в ответ на высокую награду ознаменует Первое мая (телеграмма от наркома пришла в апреле) дополнительными эшелонами руды и многими тоннами никеля в фонд окончательной победы над немецко-фашистскими захватчиками».

В июне сорок пятого плавильный цех перекрыл довоенный уровень производства. Октябрь 1945 года. Вступил в строй действующих электролитный цех. Таким образом, был восстановлен весь производственный цикл.

Итоги 1945 года подвёл уже  новый директор комбината Виктор Носаль. Он был назначен в Мончегорск осенью 1945 года 

Носаль Виктор Иванович (1906-1963 г.г)

До Мончегорска — заместитель наркома и одновременно директор «Южуралникель». Директором «Североникеля» был назначен 15 сентября, одновременно оставаясь замнаркома. Сдал свой директорский пост в январе 1951 года своему заместителю Дмитрию Матюшкину.

После Мончегорска работал в Москве, Печенге (Печенганикельстрой), далее — первый заместитель председателя Мурманского совнархоза.

За разработку и внедрение технологии получения сверхчистого никеля удостоен Сталинской премии 2-й степени.

Из интервью В.Носаля. «Северный металлург». 1 января 1946 года:

…В 1945 году коллектив комбината досрочно выполнил программу по выпуску товарной продукции… Восстановление агрегатов и ввод новых дал нам возможность удвоить свою производственную мощность по выпуску анодного никеля и наладить производство электролитного никеля…

И ЕЩЕ РАЗ О НАГРАДАХ

— Более трех тысяч североникельцев были удостоены медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

— 816 мончегорцев, большинство которых работники «Североникеля», отмечены медалью «За оборону Советского Заполярья».

— На комбинате «Североникель» хранится Красное Знамя ГКО СССР.

В специальной грамоте, что прилагается к знамени (она в экспозиции технического музея КГМК) сказано:

…До «Североникеля» знамя присуждалось заводу «Электроцинк» имени Молотова, Пышминскому медеэлектролитному заводу, Балхашскому медеплавильному заводу, Уральскому алюминиевому, заводу №4, комбинату «Южуралникель», Московскому комбинату твердых сплавов…

Нашему «Североникелю» знамя присуждалось 13 раз (не было присуждения в ноябре 1945 года).

Накануне Первого мая 1946 года в Мончегорск пришла правительственная телеграмма за подписью наркома П.Ломако:

…Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов и Министерство цветной металлургии высоко оценили самоотверженный труд коллектива комбината «Североникель» в годы Великой Отечественной войны присуждением на постоянное хранение знамени Государственного Комитета Обороны.

Эта высокая оценка перед лицом задач четвертого пятилетнего плана обязывает вас еще лучше работать в послевоенное время. Шире развертывайте социалистическое соревнование за перевыполнение плана второго квартала, а также 1946 года. Создайте условия перевыполнения норм всеми рабочими. Сделайте опыт стахановцев достоянием всех рабочих. Всячески поощряйте работу передовиков. Повседневно проявляйте заботу об улучшении жилищно-бытовых условий трудящихся. Добивайтесь лучшей организации труда. Уменьшайте травматизм.

Поздравляю коллектив, выражаю уверенность, что заполярный комбинат высоко будет нести Красное Знамя…

И еще один штрих к военной биографии «Североникеля». На первой послевоенной первомайской демонстрации знаменосцами были работники «Североникеля», Герои Советского Союза Михаил Голяков и Александр Никандров. Оба до войны трудились на комбинате.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НИКЕЛЬ ЗЕМЛИ КОЛЬСКОЙ.1945-1998 ГОДЫ

Хронологические рамки описываемого периода велики: весь послевоенный период развития никелевой промышленности на Кольском полуострове до момента создания в ноябре 1998 года Кольской горно-металлургической компании (КГМК). Все эти годы комбинаты выступали, в основном, как технологические партнеры, хотя некоторое время они входили в состав объединения «Никель», руководство которого находилось в Мончегорске.

Понятно, что подробное изложение истории двух комбинатов: «Пе-ченганикеля» и «Североникеля» на столь большом отрезке времени невозможно. Но нам вполне по силам выделить из череды годов, из самых разнообразных событий этого полувекового периода то, что было определяющим. И, конечно, рассказать о людях, чьи дела были главными движителями исторических и технологических процессов. Итак, начинаем путешествие. И пусть его девизом станут слова: время, события, люди.

ВРЕМЕННОЙ ОТСЧЕТ

Считать время можно по-разному. Можно, как в учебниках истории: по векам. Можно, как когда-то было в нашей стране, от съезда КПСС к съезду. Трудовой календарь отмеряли пятилетками. И освоение Монче-тундры, пуск «Североникеля» практически пришлись на первые довоенные пятилетки, коих было две. Третью прервала война. А вот все последующие, с четвертой и по двенадцатую, как раз приходятся на 1946-1990 г.г. Так что они вполне совпадают с основными вехами развития наших комбинатов.

Но у городов, рождение которых связано с созданием так называемых градообразующих предприятий, может быть свой особый календарь. Большое предприятие, как правило, не строится все сразу. Оно проходит через череду расширений и реконструкций. «Североникель» — тому наглядный пример.

 

Глава первая. МОНЧЕГОРСКАЯ ХРОНОЛОГИЯ  

История «Североникеля» знает пять очередей строительства и реконструкции комбината.

Первая, в основном, довоенная, свой отсчет начинала от приказа №77 от 29 апреля 1935 года, где и было определено начало строительства комбината. Война помешала осуществлению всех планов, но уже к середине 50-х годов XX века был подготовлен и утвержден проект второй очереди «Североникеля». Если первоначально комбинат должен был выдавать 10000 никеля в год, то теперь предполагалось увеличение его мощности до 27 тысяч тонн никеля. Кроме расширения электролизного цеха и ТЭЦ, проект, утвержденный 21 февраля 1955 года, включал подготовленные к этому времени изменения технологической схемы — замену разделительной плавки на флотационное разделение файнштейна и переход на новую схему извлечения кобальта в пирометаллургическом цикле.

В 1958 году Мурманский совнархоз утвердил задание на проект третьей очереди расширения и реконструкции. Мощность по никелю предполагалось довести до 65 тысяч тонн в год. Важное отличие этого этапа — применение новых эффективных, технологических процессов и оборудования, одновременное расширение комплекса использования рудного сырья, внедрение непрерывных процессов с автоматизированным контролем и управлением. Это была программа капитальной перестройки металлургического завода. В этом проекте учитывалась перспектива переработки норильского файнштейна.

Начатая в 1969 году переработка норильской руды с повышенным содержанием меди, серы и драгметаллов, потребовала срочных мер по обеспечению нормальной работы предприятия. Эти позиции были прописаны в проекте четвертой очереди (1970-1980 г.г.). Два его этапа включали расширение мощностей по никелю, кобальту и меди, строительство комплекса объектов рафинирования меди мощностью до 70 тысяч тонн электролитной меди (новой для комбината продукции), а также строительство шламового цеха. Впрочем, действовала эта программа недолго, так как 30 декабря 1975 года Л.И.Брежнев подписал постановление о неотложных мерах по строительству Надеждинского металлургического завода Норильского горно-металлургического комбината и объектов по переработке норильских полуфабрикатов цветных металлов на комбинате «Североникель». В процессе экспертизы  была проведена коррекция проекта пятой очереди с ранее утвержденным проектом четвертой очереди. Итоговый документ был выпущен в концу 1977 года. Предполагаемый результат — мощности по никелю должны были выйти на 205 тысяч тонн никеля в год. Первый никелевый комплекс был принят в марте 1982 года. В первой половине 80-х годов было закончено самое значительное за весь послевоенный период строительство новых мощностей и реконструкция действующих цехов. Комбинат «Североникель» стал самым крупным рафинировочным никелевым заводом в мире.

Примечание: Эти сведения были почерпнуты в книге «Североникель». Ее автор Владимир Яковлевич Позняков, чей трудовой путь на комбинате начался еще в довоенные годы. Он многие годы был главным инженером предприятия. За свой труд отмечен многими государственными наградами, знаком «Заслуженный рационализатор РСФСР». В 1965 году Позняков и члены возглавляемой им творческой группы были отмечены Ленинской премией за интенсификацию процессов и усовершенствование технологии производства никеля и кобальта из сульфидных медно-никелевых руд. В.Позняков был удостоен звания «Почётный житель Мончегорска». На доме, где он жил, установлена памятная доска.

СОБЫТИЯ

* Еще во время войны 17 ноября 1944 года состоялось Постановление Государственного Комитета Обороны «Об увеличении производства никеля на предприятиях цветной металлургии». Согласно этого документа на «Североникеле» в 1945 году предстояло выполнить большой объем строительно-восстановительных работ. Он был в несколько раз больше всего сделанного за годы предыдущего восстановления.

* Из приказа Министра строительства предприятий тяжелой индустрии СССР и Министра цветной металлургии СССР от 16 сентября 1946 года:

…В целях дальнейшего наращивания мощности и форсирования строительства комбината «Североникель» приступить к восстановлению второй очереди электролитного цеха, обеспечив окончание работ для пуска третьей серии ванн — в 1-м квартале, а четвертой — во 2-м квартале 1947 года.

…Выполнить работы для второй разделительной плавки, вторичного обжига и пылеулавливания с учетом переработки файнштейна комбината «Печенганикель».

…С октября 1946 года приступить к строительству магнитообогатительной фабрики…

* Октябрь 1946 года. На «Североникеле» восстановлена работа кобальтового цеха. Первая очередь гидрометаллургического отделения сдана 17 октября.

* 1947 год. Организована переработка шламов электролизного цеха на платиноидный концентрат по технологии, разработанной профессором Ленинградского горного института Наумом Грейвером.

КОММЕНТАРИИ: Проверка данной методики в полупромышленном масштабе проводилась на специальной установке, которая первоначально работала в годы войны в г. Березовске Свердловской области. В октябре 1945 года ее перевели на комбинат «Южуралникель». К тому времени основные испытания были уже проведены и была доказана, как отмечалось в приказе П.Ломако, «полная возможность переработки шламов Североникеля гидрометаллургическим методом». Отметим, что кроме Грейвера у истоков этого метода был профессор ЛГИ К.Белоглазов.

* На комбинате «Североникель» были проведены важные технологические изменения:

— дорогостоящая разделительная плавка заменена флотационным разделением файнштейна, предложенным профессором Иваном Николаевичем Масленицким.

С середины 50-х годов этот способ стал единственным на всех предприятиях медно-никелевой промышленности СССР и благодаря своим преимуществам вытеснил ранее применяемые методы Хибинетта и Орфорда. Наша промышленность получила новую, прогрессивную технологию, дающую большую ежегодную экономию;

— завершена была работа по реализации разработанного на комбинате способа извлечения кобальта из жидких конвертерных шлаков. В числе ее авторов — будущие лауреаты Ленинской премии Н.Борисов, М.Иголкин, М.Захаров, Г.Лешке, В.Позняков, В.Тарасов, главный руководитель проектов наших комбинатов Я.Рачинский.

* Особо важное задание государства — разработка технологии и выпуск никеля высокой чистоты. Группа работников комбината: В.Носаль, В.Розов, А.Григорьева были удостоены Сталинской премии 2-й степени за 1950 год. Так как работа была отнесена к разряду сов. секретных, то в постановлении о присвоении премии было об этом сказано так: «3а разработку и освоение технологического процесса промышленного получения металла».

Формулировка, прямо скажем, ничего не говорящая, металлов-то у нас в технике несметное количество. Но это был металл, предназначенный для нашей космической и ракетной техники, для реактивной авиации. И мы с особой гордостью можем говорить, что в первом искусственной спутнике Земли, который был запущен в СССР 4 октября 1957 года, был и наш мончегорский никель высокой чистоты.

* Комбинат стал инициатором внедрения эффективной титановой арматуры. Это оборудование, созданное сотрудниками комбината, обеспечило надежную и устойчивую работу гидрометаллургических переделов и получило широкое распространение на многих родственных предприятиях.

* В течение длительного времени основным направлением интенсификации электротермических процессов было принято повышение удельной электрической нагрузки. Достижение мирового рекорда по удельной нагрузке 500 кВА / м2 пода печи при плавке на штейн стало возможным в результате перехода на более высокое напряжение и внедрения интенсивного водяного охлаждения отдельных узлов печи.

* Год 1964-й. Освоен и интенсифицирован прогрессивный процесс карбонильного рафинирования никеля при высоких давлениях с получением никеля высокой чистоты. Карбонильный цех комбината — единственный в СССР.

* Впервые в отечественной и мировой практике в 1965 году гидрометаллургические процессы очистки никелевого электролита переведены на непрерывные режимы с автоматическим регулированием. В этом же году на такой же режим переведено производство гидроокиси кобальта.

* Лето 1967 года. Начал работать сернокислотный цех, освоивший выпуск высококачественной серной кислоты из отходящих газов никелевого производства. Опыт, накопленный на «Североникеле», успешно использован при проектировании, пуске и освоении такого же цеха на комбинате «Печенганикель».

Совершенствование технологии, ее автоматизация, применение наиболее совершенных методов контроля производства обеспечили самое высокое в отрасли качество никеля.

 

Глава вторая. ВОЗРОЖДЕНИЕ ПЕЧЕНГИ  

Война входила в свою завершающую фазу и многие вопросы уже рассматривались с позиции послевоенного восстановления. В том числе и те, для решения которых необходимо было заключить определенные международные соглашения. Одно из них связано с судьбой никелевых месторождений и никелевого завода в Петсамо. Предвоенная и военная судьба их читателю уже известна.

ПРОТОКОЛ ПО ПЕТСАМО

Интересное совпадение. 7 октября 1944 года началась Петсамо-Киркенесская операция советских войск, в ходе которой была разгром лена немецкая группировка в Кольском Заполярье. Наши войска в результате операции не только освободили область Петсамо, но и вышли на территорию Норвегии. Практически день в день с началом операции в Москве определялась судьба Печенги, как никелевого стратегического объекта. 8 октября 1944 года между СССР, Великобританией — с одной стороны, и Финляндией — с другой, был подписан Протокол к соглашению о перемирии. Он известен в обиходе, как советско-англо-канадский протокол о Петсамо.

Вступить в силу он должен был с момента подписания. И главной его составляющей было следующее:

…В связи с возвращением Финляндией Советскому Союзу Петсамо и переходом в собственность СССР никелевых рудников, включая те, что принадлежат компании «Монд Никель» и «Международной Никелевой Компании Канады», стороны условились о том, что:

а) Советское правительство выплачивает Канаде в течение шести лет 20 миллионов долларов равными долями ежегодно.

б) Доллары рассчитаны по курсу 35 долларов за 1 унцию золота.

И неважно, что канадцы ушли из Петсамо еще в ходе советско-финляндского конфликта 1939-1940 г.г. И не взяли в расчет, что значительные средства были вложены Германией и, естественно, самой Финляндией, чтобы рудник «Каула» и металлургический завод заработали, — чего интересоваться мнением проигравших войну. С союзниками по антигитлеровской коалиции ссориться было не резон. Вот и приняли на себя обязательства, хотя, по здравому смыслу, возложить их надо было бы на Финляндию и Германию.

Но как бы там ни было, Петсамо возвращено Советскому Союзу и стала эта земля вновь нашенской, российской. Значит, нам ее и отстраивать, несмотря на все трудности.

Из воспоминаний Григория Ивановича Таловикова:

Г.И.Таловиков. На «Печенганикеле» с мая 1945 года. Проработал на предприятии сорок четыре года. Он был одним из тех инженерно-технических работников, которые принимали участие в восстановлении, строительстве и реконструкции металлургического передела комбината.

…Металлургический завод был разрушен изощренным способом. Взорванная 152-метровая дымовая труба была «уложена» по середине цеха, расколов его пополам. Под трубой оказались главный пролет, вторая электропечь, водонапорная башня, все инженерные и вспомогательные сооружения, линии электропередач, подстанции. Все, что не попало под обломки трубы, было взорвано или простреляно мощными бронебойными орудиями.

Почти то же самое фашисты проделали со всеми надшахтными сооружениями рудника «Каула». Подземные коммуникации и горизонты были затоплены. Подверглись разрушению электромеханический цех, жилой поселок, гидростанция в Янискоски. Все это мы, первые работники комбината, видели своими глазами. Все здесь было в руинах и пепле…

А еще предстояло убрать из цеха застывший расплав. Его пробуривали вручную, потом взрывали. В общей сложности из электропечи №1 вынули более 50 тонн, а из конвертера №2 — около 40 тонн.  Затем разогрели электропечь, спекали, впервые в Советском Союзе, многотонные электроды диаметром 1100 мм.

Таким было начало. А «точкой отсчета» для этих и других событий, происходивших в послевоенной Печенге, стало постановление Государственного Комитета обороны от 1 декабря 1944 года. Согласно этого документа в системе Главного управления никелевой и кобальтовой промышленности Наркомата цветной металлургии СССР надлежало создать Печенгский никелевый комбинат «Печенганикель»

СОБЫТИЯ

2 декабря 1944 года. На основании Постановления ГКО нарком Петр Ломако издал приказ, в котором, в частности, говорилось:

— Начальнику «Главникелькобальта» тов. Петрову:

а) Организовать Печенгский никелевый комбинат «Печенганикель», включив его в состав никелевые предприятие Печенгской области (Петсамо);

б) Провести на комбинате «Печенганикель» необходимые работы, обеспечивающие начало добычи руды в I квартале 1945 года с дальнейшей переработкой на комбинате «Североникель» в Мончегорске;

в) Подготовить комбинат «Североникель» к переработке в I квартале 1945 года печенгской руды на никель.

И далее четко по всем позициям прописано, что именно и кто должен доставить в Печенгу необходимое, чтобы немедленно начать восстановление предприятия и осуществить его максимально быстро.

Наркомат обороны выделял автороту в 50 машин, военностроительный отряд в 1500 человек, передавал необходимое для строительства оборудование, автотехнику, лошадей, обмундирование и походную кухню. Было определено имущество, получаемое по ленд-лизу и подлежащее направлению в порт Лиинахамари, а также в Петсамо: передвижные электростанции, экскаваторы, краны. Построчно были расписаны горючее, пиломатериалы, уголь.

А еще, в первые же дни после постановления ГКО, определились с руководителями новой стройки.

ПРИКАЗ

НАРОДНОГО КОМИССАРА ЦВЕТНОЙ МЕТАЛЛУРГММ СССР

№518/к                                                                         г. Москва 2 декабря 1944 года

Назначить ГРИБИНА Анатолия Александровича главным инженером-заместителем директора и заместителем начальника строительства комбината «Печенга-Никель» Главникелькобальта, освободив его от должности заместителя начальника Главмеди.

Народный Комиссар Цветной Металлургии СССР                                   П. Ломако

Анатолий Грибин первым прибыл на место своей новой работы. Он создал в поселке подобие заводоуправления. Правда, во всем здании он был в единственном числе. Но уже шли работы по очистке территории завода, убирались разрушенные стены, разбиралось поврежденное оборудование. Саперы занимались разминированием: количество оставленных минных полей и число неразорвавшихся боеприпасов было огромным.

Вскоре прибыл и директор комбината Евгений Щелкунов.

ПРИКАЗ

НАРОДНОГО КОМИССАРА ЦВЕТНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ СССР

№530/к                                                                        г. Москва 9 декабря 1944 года

Назначить т. Щелкунова Евгения Васильевича директором комбината «Печенга-Никель» Главникелькобальта и начальником строительства этого комбината, осуществляемого Главалюминстроем, освободив его от должности начальника управления строительства Уральского алюминиевого завода и Красногорской ТЭЦ.

Народный Комиссар Цветной Металлургии СССР                               Петр Ломако.

 Из воспоминаний бывшего командира партизанского отряда «Большевик Заполярья», а в первый послевоенный год уполномоченного Мурманского обкома партии и облисполкома по Печенге Александра Смирнова:

… Щелкунов был типичным для того времени директором. За гражданской внешностью было что-то военное. По-генеральски властный, энергичный, но в то же время чуткий и внимательный, он быстро расположил к себе людей. Он дорожил своим и чужим временем, поэтому в разговорах был немногословен и сух. С его появлением двери «заводоуправления» не закрывались круглыми сутками…

А еще, по словам Александра Смирнова, новый директор был способен на неординарные, смелые решения:

…Однажды из Мурманска пароходом прибыли смонтированные вагончики с многотонными передвижными электростанциями. А мосты на дороге не были рассчитаны на такой вес. Щелкунов решительно отверг предложения о перевозке энергопоезда по частям. Вместе с саперами он лазал под мостами, измерял, подсчитывал, советовал. А когда могучие тракторы потащили энергопоезд, директор стоял на мостах, подбадривал трактористов и только морщился, слыша, как трещат деревянные подпорки и крепления, сделанные для усиления мостов. Но все завершилось благополучно и смелость директора была вознаграждена: на месяц раньше стройка и поселок получили электроэнергию…

ПРОДОЛЖЕНИЕ ХРОНИКИ

Январь 1945 года. Во всесоюзном институте «Гинцветмет» проведены опытные плавки печенгской руды.

Апрель 1945 года. На «Североникель» направлены первые партии руды с восстановленного рудника «Каула». За успешную стахановскую работу по восстановлению, освоению рудника и подготовку кадров 11 человек награждены знаком НКЦМ «Отличник социалистического соревнования Наркомцветмета».

22 июня 1945 года. Заместитель наркома цветной металлургии Архипов на основании постановления ГКО СССР от 1 декабря 1944 года утвердил устав Печенгского никелевого комбината «Печенганикель». Этот день принято считать днем рождения комбината.

Июль 1945 года. За успехи в социалистическом соревновании среди предприятий наркомата строительство комбината «Печенганикель» удостоено переходящего Знамени Государственного Комитета обороны. Награды ВЦСПС и Наркомата вручались также в октябре и декабре того же года. А в 1946 году «Печенганикель» 11 раз входил в «тройку» победителей соревнования по наркомату.

Петр Фадеевич Ломако. Об основных задачах никелевой промышленности на 1946 год:

…Три главные задачи:

1.  Ввод «Печенганикеля».

2. Завершение восстановления «Североникеля».

3. Увеличение мощности «Североникеля».

Решать эти задачи надлежало фактически одновременно, потому что уже с весны 1945 года на «Североникель» пошла руда Печенги, и все планы мончегорцев были просчитаны с учетом поступления как руды, так и файнштейна с «Печенганикеля». И все же имелись особенности в восстановлении предприятия у границы с Норвегией и Финляндией. «Североникель» не имел столь серьезных разрушений, обеспечен он был, пусть порой и недостаточно, электроэнергией. «Печенганикель» нужно было начинать, в полном смысле этого понятия, «с нуля».

Из множества задач, который предстояло решить, не умоляя важности прочих, выделим две: строительство ЛЭП и строительство дымовой трубы никелевого комбината.

ЛИНИЯ ЖИЗНИ

Все коммуникации, обеспечившее жизнь никелевому комбинату в довоенные годы, шли с запада. В том числе и линия электропередачи. Первая гидроэлектростанция на реке Паз была построена в 1942 году финским акционерным обществом «Иматран-Войма» на порогах Янискоски. Ее энергию использовал никелевый завод. Но в 1944 году при отступлении, гитлеровцы электростанцию взорвали, разрушив и регулирующую плотину. Именно поэтому было принято решение построить высоковольтную линию, чтобы дать заводу ток с электростанций Кольского полуострова. Предстояло протянуть ее от Кольского залива до комбината. При этом строительство ЛЭП должно вестись так, чтобы к моменту восстановления предприятия оно было обеспечено электроэнергией.

Протяженность линии — 150 км. Время строительства — всего несколько месяцев. ЛЭП должна пройти через сопки, болота, скалистый и моренный грунты, пересечь реки и озера. Строителям пришлось вырубить 200 гектаров просеки, вырыть около 18 тысяч кубометров земли. Выбрать 15 тысяч кубометров скалы. Собрали и установили тысячи деревянных и металлических опор, раскатали и смонтировали сотни километров медного провода. 172 водных преграды были преодолены в ходе стройки.

За всеми этими цифрами — небывало тяжелый труд, полный подлинного самопожертвования. Лишь один пример из многих:

При переходе через одно из озер течением провод затянуло за камень. Целый день монтажники пытались отцепить провод. Все бесполезно. И тогда монтажник-верхолаз, Пантейлемон Дребут на утлом плотике добрался до камня, опустился в ледяную воду и отцепил провод.

Электроэнергию «Печенганикель» получил вовремя. А наиболее отличившиеся монтажники были отмечены государственными наградами. Медаль «За трудовое отличие» вручили Пантейлемону Ивановичу Дребуту.

ДЕЛО? ТРУБА!

Из интервью начальника строительства Евгения Щелкунова редакции газеты «Полярная правда». Ноябрь 1946 года:

— Скажите, Евгений Васильевич, что было особо трудным при восстановлении комбината?

— Построить трубу. Такие мы никогда не строили. Поэтому было решено проконсультироваться с иностранными специалистами. В поселок Никель американцы приехали зимой, но через несколько дней, не дождавшись начала работ, уехали. Иностранцы не могли поверить, что мы сможем начать строительство в условиях суровой зимы. Все же мы взялись за эту работу без иностранной помощи. Гигантская труба была возведена в рекордно короткий срок — за восемь с половиной месяцев.

Некоторые подробности строительства вспоминает Г.И.Таловиков:

…Первую трубу для акционерного общества «Петсамон Никкели» строила специализировавшаяся на этом американская фирма «Альфонес Кустодис». По договору с этой фирмой в Никель прибыл шеф-мастер Монро, участвовавший в сооружении разрушенной немцами трубы, и другой мастер — Кенли. Американцы попросили познакомить их с «человеком-кошкой» и удивились, что русские собираются создать столь высокое сооружение без чемпиона-верхолаза. Не понравился им также и возрастной состав монтажников-верхолазов. Здесь были рабочие в возрасте до сорока пяти лет. Тогда как у американцев монтажные и бетонные работы выполняла бригада молодых верхолазов в возрасте до 25 лет. Заокеанские специалисты неохотно отвечали на вопросы о том, как они строят такие трубы. Относительно работ зимой, заявили, что такого опыта они не имеют. Рекомендовали строить трубу в летние месяцы. Уезжая, американцы были уверены, что без них строительство не начнется, что их еще позовут.

Ждать наступления тепла — значит почти год потерять. А сроки ввода комбината были уже определены, так как еще 7 сентября 1945 года Наркомат цветной металлургии утвердил проектное задание на строительство первой очереди «Печенганикеля». Работы возглавил опытный инженер, руководитель конторы «Теплостроя» Владимир Зейдлиц.

Из представления к награждению на Владимира Зейдлица, 1897 года рождения, беспартийного, образование высшее, техническое:

«На комбинат «Печенганикель» тов. Зейдлиц прибыл осенью 1945 года. Вместе с американскими инженерами-консультантами детально изучил проект организации работы по строительству первой в Советском Союзе железобетонной трубы.

В тяжелых условиях Крайнего Севера коллектив строителей, монтажников и верхолазов освоил сложную конструкцию импортной передвижной металлической опалубки и в сравнительно короткий срок построил первую в Союзе 152-метровую коническую железобетонную трубу. На этой новой и сложной работе тов. Зейдлиц показал себя как способный, инициативный, грамотный советский инженер и хороший организатор. Работа по строительству трубы была образцом правильной и умелой организации «труда и механизации трудоемких процессов производства».

Многое из того, что применялось на печенгской трубе, для Советского Союза было в новинку. Металлическая передвижная опалубка. Специальная «юбка» вокруг тепляка, что стягивалась канатом вокруг затвердевшего бетона. Бетономешалку поставили внутри трубы, бетон сразу шел в дело. Первые четырнадцать кубометров бетона уложили 18 января 1946 года. 15 августа был уложен последний кубометр — 1580-й. До 27 августа каменщики выложили кирпичную головку сооружения. К началу октября вся внутренняя поверхность трубы была покрыта кислотоупорным кирпичом.

С соседней высоты устремились на трубу взоры трех теодолитов. Проверяли точность сооружения. Полученным результатам даже вначале не поверили: 14 мм   Повторные измерения подтвердили: ошибки нет. А ведь по проекту допускалось отклонение до 300 мм.

 Фрагмент из статьи спецкора «Полярной правды» Николая Кулакова. Статья была опубликована в газете 22 октября 1946 г.:

«…И вот 152-метровый колосс дышит. Первые сероватые клубы срываются с его черной вершины и тают в северном голубом небе. Это хороший признак — скоро весь комбинат вступит в действие».

ПАМЯТНЫЕ ДНИ

Из акта пусковой комиссии под председательством директора комбината «Североникель» В.И.Носаля. Акт подписан 30 ноября 1946 года.

…В период с 31 октября по 20 ноября 1946 года на основании приказа Министра цветной металлургии СССР за №406 от 9 октября 1946 года комиссия произвела опробование оборудования и пуск металлургического завода комбината «Печенганикель».

За этот период времени:

1. Принято постоянное напряжение 110 кВ от системы Колэнерго на шины главной понизительной подстанции комбината в 0 часов 50 минут 1 ноября…

З. Пущена, в соответствии с установленным графиком пуска электропечь рудной плавки мощностью в 12 МгВ в 18 часов 4 ноября 1946 года.

4. Выдан первый штейн в 18 часов 10 минут 7 ноября.

6. Произведена первая зарядка 80-тонного конвертера типа Пиро-Смита 18 ноября в 19 часов 30 минут.

7. Выдана первая операция файнштейна 19 ноября в 21 час 45 минут.

С момента выдачи файнштейна 19 ноября 1946 года комиссия считает первую очередь комбината «Печенганикель» восстановленной по проекту «Гипроникеля», подготовленной и пущенной в эксплуатацию.

Фактические затраты на восстановление первой очереди комбината на 1-е ноября 1946 года составляют 80,6 миллиона рублей из общей стоимости полного восстановления комбината по генеральной схеме в сумме 163,4 миллиона рублей…

ПОЗДРАВЛЕНИЯ С ПОБЕДОЙ!

Самый популярный лозунг на страницах газет — «Большевистский привет печенгским восстановителям!»

Самые известные люди на Печенгской земле в эти дни — начальник строительства и комбината Евгений Щелкунов, главный инженер предприятия Аркадий Бердников, парторг ЦК ВКП(б) Борис Копнов, председатель обрудзавкома Михаил Волков. Именно им адресованы многочисленные поздравления, что приходили в эти дни на комбинат «Печенганижеяь». Вот только некоторые из поздравлений.

Анастас Микоян, главный куратор восстановления и пуска, заместитель председателя Совета Министров СССР:

…В трудных условиях Заполярья коллектив комбината добился серьезных успехов, возвратив к жизни разрушенное немцами предприятие, которое будет давать нашей стране важный металл-никель…

Телеграмма от министра цветной металлургии Петра Ломако:

…Выражаю уверенность, что коллектив строителей, монтажников, горняков и металлургов своим доблестным трудом на благо нашей великой социалистической Родины досрочно выполнит государственный план выпуска продукции в четвертом квартале 1946 года и с честью закончит восстановление комбината на полную мощность…

КОММЕНТАРИИ: Желание выполнить план, завершить восстановление комбината, конечно, у всех было. Но вот столь нужного для освоения печей опыта не хватало. Как вспоминал участник первых плавок Сергей Бабаев, среди них был только один опытный специалист-  В.П.Оленичев:

«…Он прибыл к нам в цех зрелым мастером. Остальные, в большинстве своем, бывшие воины, изъявив желание работать на руднотермических печах, прошли полуторамесячную подготовку на комбинате «Североникель». По сущности для многих плавка была первой в их жизни…

Так в действительности и было. Но начинать металлургам пришлось не с освоения печей и конвертеров, а с восстановительных работ. Восстанавливали дробильное отделение, транспортерные галереи, узел приемки руды с рудника «Каула», электропечь №1 и конвертер №2. Основную долю работ выполняли бывшие воины из 1-й инженерной бригады. Им же пришлось освоить новые специальности: плавильщиков, конвертерщиков, пультовщиков, машинистов кранов. И это в их адрес будут сказаны слова:

«…На руинах развалин и пепла воздвигнуты новые цеха металлургического комбината, построены подсобные предприятия, жилые дома и культурно-бытовые учреждения.

Печенгская земля, оскверненная и опустошенная немцами, героическими усилиями советских патриотов превращена в новый промышленно-экономический район советского Заполярья».

И главное, что было отмечено в поздравлении Мурманских обкома ВКП (б) и облисполкома, строки из которого процитированы выше:

…Этот трудовой подвиг коллектива строителей комбината займет почетное место в истории борьбы трудящихся. Заполярья за возрождение социалистического хозяйства, разрушенного войной».

Могут сказать ныне живущие: «Слишком высокопарно сказано!». Возможно. Но тем, кто выдавал первые штейн и файнштейн, наверное, так не казалось. Времена были такие, что любая похвала сердце грела.

ПОШЕЛ МЕТАЛЛ

Первый этап — получение штейна в ночь с 6 на 7 ноября 1946 года никто из участников той плавки не забудет. Это сейчас плавильщики знают, что чем меньше нагрузка, тем хуже работает печь. Тогда же им было мало известно об этом: лишь в теории, а на практике вообще неведомо. Холодную печь разогрели, обсушили, начали потихоньку нагружать шихтой. Но штейн шел, как говорили ветераны, «со слезой». Местная руда тугоплавкая. А наличие электроэнергии не обеспечивало достаточно высокой температуры. К тому же в торцевой части образовалась большая настыль. Вот ее и разбивали вручную с помощью клиньев, ломов, кувалд. Когда был произведен последний удар, показалась красновато-лилового цвета расплавленная масса. Она двигалась медленно, не торопясь, по желобу, под который был подведен ковш. И вновь слово Сергею Бабаеву:

«…Что вокруг творилось! Мы кричали «Ура!», обнимались. У некоторых на глазах были слезы. Все: восстановление предприятия, опробование механизмов и оборудования, происходило на наших глазах, — делалось это нашими руками, которые мы не щадили.

Вскоре после того, как мы убедились, что штейн прошел, необходимо было закрыть шпур, из которого лилась расплавленная масса. Несколько человек придерживали конус из глины, другие помогали им ломиками. Эта процедура, проводимая впервые людьми, не имеющими на то особых навыков, отняла очень много времени и сил. Усталые, с потеками грязи на потных лицах, но счастливые, закончили мы свою первую плавку».

ДОПОЛНЕНИЕ К СКАЗАННОМУ:

* О той первой плавке Сергей Самсонович Бабаев вспоминал на страницах газеты «Горняк Заполярья» в 1970 году. К этому времени он был уже начальником плавильного цеха, кавалером ордена «Знак Почета», отмечен за свою работу медалями «За трудовое отличие»,  «За трудовую доблесть», Ленинской юбилейной медалью.

* Работать со шпуром действительно было непросто. Достаточно отметить, что на следующий день работавшая в смену бригада не справились со шпуром и выпустила штейн на пол цеха. Лишь через десять лет, в 1956 году, первыми в цветной металлургии страны печенгские металлурги механизировали трудную и опасную операцию закрытия штейновых шпуров.

Выпуск штейна был только началом. Теперь предстояло получить файнштейн, конечную продукцию «Печенганикеля». О том, кто участвовал в выпуске первого файнштейна, рассказал на страницах газеты «Советская Печенга» от 24 ноября 1946 года старший мастер конвертерного пролета В. Прохоров:

«…В середине октября я вместе с другими металлургами приехал из Мончегорска в Никель. Мне поручили создать и руководить бригадой конвертерщиков. Старшим конвертерщиком мне дали т. Конишева, сигналистом т.Солопова, машинистом крана т. Мельниченко».

Как вспоминали участники плавки, процесс набора штейна шел долго. Чтобы не заморозить конвертер, пришлось его разогревать, соорудив под ним костер, так как расплавленный металл не должен застыть. Отчаянно трудно шел весь технологический процесс плавки файнштейна. Не имея средств индивидуальной защиты, первые металлурги защищались от газа своеобразно: вставляли в рот мокрую тряпку. А еще высокая температура около печей — около 65 градусов, сильно обезвоживала организм. Восполняли нехватку влаги чаем. По три-четыре кружки выпивали разом. И вновь слово В.Прохорову:

…Через несколько часов электропечь выдала первые тонны расплавленного никелевого полуфабриката — штейна. И настала наша очередь. Огромными ковшами раскаленный металл был загружен в конвертер. Четко и быстро работали люди. Заметно было, как каждый из нас волновался, но не от страха, а от радости. Еще бы! Первая плавка на только что смонтированном оборудовании, первый металл освобожденной печенгской земли. Приятно было видеть, как наш конвертор выдал первую партию файнштейна. И дальше каждый из нас, молодых металлургов, будет отдавать свои силы и знания для большей выплавки ценного металла…

О НЕКОТОРЫХ СОБЫТИЯХ 1945-1947 г.г.

* 23 февраля 1945 года был подписан приказ народного комиссара цветной металлургии СССР П.Ломако об организации геологоразведочных работ на Печенгских месторождениях никеля. Согласно этого приказа была создана геолого-разведочная партия, непосредственно подчиненная Главгеологии.

* 10 августа 1945 года инженер Суровов Иван Иванович был назначен начальником металлургического цеха комбината «Печенганикль». До этого он работал в системе Главмеди. И.И.Суровов смог так организовать предпусковую работу, что удалось избежать всех ранее допущенных прежними хозяева завода ошибок. Пуск прошел успешно, без сбоев.

* 27 октября 1945 года во исполнение постановления Совнаркома СССР за 2701 от 23 октября 1945 года Петр Ломако подписал приказ по наркомату цветной металлургии. В нем были определены меры помощи вновь организованному Печенгскому району со стороны наркомата.

* Опыт бурильщика-стахановца Даниила Николаевича Першукова в 1946 году был одобрен в приказе министра и рекомендован к распространению на горных предприятиях цветной металлургии.

Совершенствуя процессы бурения Першуков, работая на крепкой руде восемью телескопными перфораторам, прошел 200 погонных метров шпуров и выполнил норму на 1038 процентов. По примеру Першукова высокопроизводительно стали работать и другие бурильщки и проходчики комбината.

Министр приказал наградить за высокие образцы труда Першукова Даниила Николаевича значком «Отличник социалистического соревнования цветной металлургии СССР» и ценным подарком. Предложено соответствующим отделам министерства широко внедрить опыт печенгского бурильщика. Через год с небольшим Першуков будет  награжден орденом «Знак Почета».

·                    7 февраля 1947 года был подписан приказ по Министерству цветной металлургии СССР о передаче строительства комбината «Печенганикель» от Главалюминстроя в ведение Главникелькобальта. Передача была осуществлена во втором квартале года. С февраля 1947 года «бразды правления» от Евгения Щелкунова принял прибывший с «Североникеля» Василий Иванович Трофимов.

Трофимов В.И., 1904 года рождения. Закончил горный факультет ленинградского горного института в 1936 году. Работал ранее на должностях начальника цеха, шахты, главного инженера ряда предприятий oтрасли. Перед войной — сотрудник наркомата. В годы войны трудился в Орске, на комбинате «Южуралникель» начальником ряда рудников. На комбинате «Североникель» с ноября 1943 года. За выполнение заданий ГКО был в Орске награжден орденом Трудового Красного Знамени. За пуск «Печенганикеля» получил орден Красной Звезды.

НАГРАДЫ

Указ о награждении особо отличившихся при восстановлении комбината «Печенганикель» был подписан 2 августа 1947 года. Награждали, как сказано в Указе, за успешное выполнение заданий правительства. Всего было награждено 172 человека: строители, монтажники, металлурги, проектировщики, военные.

Справка: По данным архивов в восстановлении и пуске комбината-«Печенганикель» участвовали военнослужащие воинских частей №08271 и 38621.

Комментарий к указу:

* В апреле 1939 года за ударный труд по строительству комбината «Североникель», за пуск нового предприятия наградами СССР были отмечены 26 человек.

 В Указе Президиума Верховного Совета СССР за №274/101 от 2-го августа 1947 г. было названо 172 человека. Как видим, государство на награды за «Печенганикель» было намного щедрее. Секрет, наверное, в том, что иной уже была международная обстановка. Началась «гонка вооружений». Мир вступал в ядерное противостояние, и с каждым годом повышалась цена никеля, как металла обороны. Об этом говорится, в частности, в обращении, которое направил Мурманский обком ВКП (б) в адрес строителей Печенгского никелевого комбината летом 1946 года:

…Никель — металл, который нужен для военной защиты Советской Отчизны и чем больше у нас будет изделий из улучшенного никелем металла, тем меньше найдется охотников угрожать нам новыми бедами войны…

Но вернемся ж Указу от 2-го августа 1947 года. Шесть орденов Ленина. Среди отмеченных этой высшей наградой страны бывший начальник строительства Евгения Васильевич Щелкунов. Девятнадцать человек отмечены орденом Трудового Красного Знамени В том числе бывший главный инженер предприятия Анатолий Грибин, сменивший его на этом посту прибывший с Урала лауреат Сталинской премии Аркадий Бердников. В том же списке — Владимир Зейдлиц, старший мастер, участник пуска комбината Роман Лисин, бывший  мончегорский металлург, а в эти дни парторг ЦК ВКП(б),  Борис Копнов.

Ордена «Красная Звезда» удостоены были тридцать три человека. Степан Бакланов, бывший мончегорец, мастер электропечи металлургического завода. Петр Деринский, бурильщик с «Каулы», один из лучших рабочих этой профессии в стране. Строитель Михаил Родионов, который возглавит в дальнейшем строительство Ждановского ГОКа, города Заполярный. Начальник металлургического цеха Иван Суровов и главный инженер этого цеха Вячеслав Редкин. Последний в довоенные годы возглавлял пуск металлургического завода на «Североникеле». В дальнейшем он будет главным инженером «Печенганикеля». Такой же наградой отмечен и Василий Трофимов, сменивший Щелкунова на директорском посту.

Сорок четыре человека — те, кто получил орден «3нак Почета». Знатный горняк Георгий Гольцев, не раз выходивший победителем во Всесоюзном соревновании бурильщиков цветной металлургии. Такой же орден у председателя Печенгского исполкома Ивана Кузгинова. Иван Михайлович — из числа первостроителей Мончегорска. До войны возглавлял Мончегорский Совет. В этой же части Указа начальник рудника Андрей Петров, также посланец «Североникеля». В 1949 году он станет директором комбината.

И завершают Указ фамилии 70 человек, чей вклад в восстановление и пуск комбината был отмечен медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие».

 Глава третья. РУДНЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Появление на Кольском полуострове еще одного никелевого предприятия коренным образом изменило обстановку в цветной металлургии Мурманской области. Теперь это была технологическая связка и все возникающие вопросы дальнейшего развития «Печенганикеля» и «Североникеля» должны были решаться во взаимодействии. Нельзя уже было, определяя задачи и перспективы, не учитывать наличие двух комбинатов. И так по всем направлениям, включая геологию.

В основных направлениях геологоразведочных работ на никель и кобальт в 1945 году наркомат цветной металлургии, во-первых, указал новый район поисков — Печенгский, а во-вторых, предложил уделить особое внимание разведке и поиску богатых сульфидных руд в районе Печенгского и Мончегорского месторождений и проводить активные геофизические и поисковые работы в полосе Мончегорск — Кучин-тундра -Печенга.

ТАЙНЫ МОНЧЕГОРСКОГО ПЛУТОНА

В 1964 году группа геологов Мончегорской геологоразведочной партии подготовила многотомный отчет по геологопоисковым, геологоразведочным и геофизическим работам на Мончегорском плутоне.

По своему значению этот отчет может быть поставлен в один ряд с такими фундаментальными работами по геологии Мончегорского района, как написанная под редакцией Владимира Котульского монография в 8-ми томах «Монче-тундра и ее месторождения никелевых руд» и докторская диссертация Дмитрия Мурашова «Медно-никелевые сульфидные месторождения Кольского полуострова».

Обобщив огромный, накопленный с З0-х годов XX века материал, авторы обзора сделали ряд выводов. Из них следовало, что вероятность обнаружить на небольшой глубине новое промышленное месторождение богатых руд практически весьма мала — это первое. А второе — главная рудная база «Североникеля» постепенно теряет свое значение,  проводимые на Мончегорском плутоне поиски желаемого результата не дают. Что касается рудника «Ниттис-Кумужье», то в производстве никеля доля продукции, получаемого из этого рудника с 1955 по 1962 годы,  уменьшилась с 37,4% до 12%. Другие месторождения района имели значительные запасы руд, но руд бедных, отработка которых к середине 60-х годов была признана нерентабельной. Комбинат постепенно терял свою собственную базу.

НЕСБЫВШИЕСЯ НАДЕЖДЫ

Главный вопрос, на который геологи на Мончеплутоне должны были найти ответ: «Есть ли здесь богатые жильные руды, способные обеспечить «Североникель» необходимым богатым сырьем?» Однако, несмотря на многочисленные разведки, надежды геологов и производственников не сбывались. Почему? На этот счет были разные точки зрения. Наиболее радикально высказывался прибывший с Урала лауреат Сталинской премии Михаил Цибульчик. По его мнению, застой в геологических результатах можно ликвидировать только на основе совершенно нового подхода. Его своеобразная трактовка геологического строения и генезиса сульфидного никелевого оруденения Монче-тундры шла вразрез с установившимися понятиями и вызвала большое противодействие со стороны сторонников традиционных геологических оценок. Победила в споре «старая гвардия».

Одновременно со спорами проводились и поисковые работы. Некоторые надежды вызвала находка на Сопче. Стали говорить, что это месторождение по своим запасам будет не меньше, чем жильные запасы НКТ. Что касается глубинных горизонтов НКТ, то высказывались даже предположения, что там можно обнаружить «второй Талнах» (Талнах- одно из  богатейших месторождений Норильска – Г.Л.).

Ситуация в Мончегорском районе обсуждалась на самом высоком уровне. В мае-июне 1967 года в городе работала комиссия из ведущих специалистов Мингео PCФCP и Госплана Советского Союза. В августе того же года эти вопросы рассматривались при участии Министра цветной металлургии СССР П.Ф.Ломако и заместителя министра геологии страны В.И.Кузьменко. В октябре 1967 года проблему обеспечения богатым рудным сырьем комбината «Североникель» обсуждала экспертная комиссия Министерств геологии СССР и России. Однако все обсуждения показали, что главная задача — обеспечить комбинат достаточной сырьевой местной базой — не решена. Более того, с 1 ноября 1969 года начались работы по ликвидации рудника Ниттис-Кумужье. Соответствующий акт был подписан в ноябре 1970 года. Как указано в акте, ликвидация была произведена в связи с отработкой разведанных и утвержденных запасов. Заметим, однако, что до сих пор геологи, знающие Мончегорский плутон, не убеждены в правильности этого решения.

 Но закрытие рудника «Ниттис-Кумужье» не означало, что все геологические работы по никелю свернуты. До 1974 года велись открытые работы на карьере Нюд. В 1970-1972 г.г. работал и участок Сопча. Однако геологоразведочные работы не дали нужных результатов. Хотя были и обнадеживающие находки. В 1968 году геологи Имандровской ГРП А.Копонен, М. Сахновский и другие при проверке электроаномалий открыли рудопроявление «Приозерное», расположенное в 15 км севернее Мончегорска. Велись работы на никель в традиционных районах: Нюд, Морошковое озеро, Монче-полуостров, Лойпишнюн, Ниттис-Ярва-варака. Работами были охвачены Медвежья тундра, Ловозерский район (Федоровы тундры), Чуна-тундра. Но центр тяжести по никелю постепенно перемещался в район Печенгских тундр и прилегающим к ним территорий. И еще одно замечание. Увеличился поток норильского сырья, что сыграло отрицательную роль в масштабах геологоразведочных работ в окрестностях «Североникеля».

НА ЗЕМЛЕ ПЕЧЕНГИ

ПРИКАЗ

народного комиссара цветной металлургии CСCP

№96                                    от 23 февраля 1945 года

Для производства геологоразведочных работ на Печенгских месторождениях никеля ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Главгеологии (т. Ершов) организовать в I квартале 1945 года на комбинате «Печенганикель» геологоразведочную партию с непосредственным подчинением Главгеологии.

2. Комбинату «Печенганикель» (т. Щелкунов):

…Выделить Печенгской ГРП в 1945 году 50 человек рабочих для производства буровых и других геологоразведочных работ…

Начальником новой партии был назначен Леонид Алексеевич Потемкин.

Л.А.Потемкин. Родился в 1914 на Урале. Работал с 17 лет на уральских рудниках, в том числе мастером на Дегтярском месторождении медных руд. В 1939 году с отличием окончил Уральский горный институт. По окончании института — начальник ГРП в Балхаше. Во время войны работал в Закавказье, где был награжден медалью «За трудовую доблесть». В августе 1945 года получил назначение в Печенгский район.

 С 1955 года работал в Министерстве цветной металлургии. В дальнейшем был на партийной работе в ЦК КПСС, где занимался вопросами обеспечения минеральным сырьем народного хозяйства России и вопросами цветной металлургии. С 1965 года в течение десяти лет (до выхода на пенсию) — заместитель министра геологии РСФСР

ПОПОЛНЕНИЕ «КАУЛЫ»

Восстановленный рудник «Каула»,  работа которого начиналась еще  в довоенное время, выдал первую руду в феврале 1945 года. Но теперь ему приходилось работать с учетом перспективы на два комбината. И поэтому потребовалась доразведка богатых руд месторождения. Она велась как с поверхности: на плоскогорье Каулы, так и с подземных выработок рудника.

Буровые работы на плоскогорье, в условиях полярной ночи велись впервые и были даже некоторые сомнения, что они возможны. Ведь предшественники-финны и канадцы, проводили такие работы только в теплое время года. Но буровые бригады, костяк которых составили уральцы, смогли не только преодолеть природные трудности, но и применить ряд новаторских предложений, позволивших ускорить доразведку. Одно из них — прохождение опережающей более глубокой скважины. Не все восприняли эту идею, но именно она позволила быстро установить наличие руд на новых горизонтах, расширить фронт разведочных работ и досрочно выполнить план по приросту богатых руд.

Одновременно с января 1946 года шло подземное разведочное бурение горизонтальных скважин. Благодаря всему комплексу работ рудничные геологи смогли определить полную мощность рудного тела с включением ореола вкрапленных руд. Какой же итог напряженного труда? За первые два с половиной года своей работы коллектив Печенгской ГРП смог выполнить буровых работ больше, чем иностранцы за четырнадцать лет. Детальная разведка Каулы дала дополнительный материал для перерасчета запасов руд  месторождения.

В 1946 году было вынесено предложение по опробованию вкрапленных руд месторождения Котсельваара. Дополнительная разведка подтвердила промышленное значение месторождения. Была предложена оригинальная схема его «вскрытия»: подземный квершлаг от капитальной штольни рудника «Каулы». Такой метод позволял наиболее эффективно доставлять полученную руду на поверхность. Новый рудник был пущен в эксплуатацию в декабре 1958 года. А вскоре уже объединенный рудник получил свое новое название — «Каула-Котсельваара». Заметим, что еще до такого объединения на «Кауле» был участок отработки верхних горизонтов открытым способом. Он действовал с 1953 года.

Еще один вклад в расширение сырьевой базы «Печенганикеля» сделали геологи, обосновав промышленную значимость месторождения Каммикиви. Оно расположено к востоку от горы Каулатунтури. Обнаружено первоначально в предвоенные годы,  тогда же было признано промышленно перспективным. Однако  к его детальной разведке и использованию прежние хозяева не приступили, сосредоточив все свое внимание на «Кауле». Работы геологов позволили в декабре 1957 года, после строительства всех необходимых сооружений, подписать акт о сдаче в эксплуатацию наземных сооружений рудника, который стал самостоятельным подразделением комбината «Печенганикель». Руда данного рудника была богатой и в обогащении не нуждалась.

НОВОЕ ОТКРЫТИЕ ПИЛЬГУЯРВИ

Главный геолог Главникелькобальта Александр Глазковский, лауреат Сталинской премии, принимавший участие в довоенные годы в оценке богатых руд Ниттис-Кумужья, утверждал, что Ждановское месторождение является исключительным по своим масштабам. Такой вывод был сделан им на основании изучения результатов работы печенгских геологов.

ОТРИЦАНИЕ ОТРИЦАНИЯ

С чего начинается геологический поиск? С тщательного изучения всех материалов, характеризующих данную местность. Именно так поступил Леонид Потемкин, которому наркомат цветной металлургии СССР передал материалы, полученные от финской стороны, а также документы, найденные в архивах некоторых немецких предприятий.

Напомним, что финны и канадцы, в основном, изучали Каменную тундру в теплое время года. А это значительно снижало возможность полного изучения района. Район озера Пильгуярви тому пример. Первые признаки рудопроявления были обнаружены еще в 1924 году. Разведку начали через два года. С 1934 года к финским геологам присоединились канадские специалисты. Возможные запасы были оценены примерно в 13 с половиной тысяч тонн руды, в связи с чем месторождение Пильгуярви было признано промышленно неперспективным и дальнейшую разведку прекратили. Выводы зарубежных геологов показались Леониду Потемкину ошибочными.

Из книги Леонида Потемкина «У северной границы. Печенга советская»:

…Выводы из пересмотра предыдущих исследований были изложены мною в записке «Задачи Печенгской геологоразведочной службы в связи с принятием Закона о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР в 1946-1950 г.г.». И в ней, в частности, было указано, что в этом пятилетии мы должны провести детальную разведку и дать промышленную оценку месторождений Каммикиви, Ортоайви и Пильгуярви…

Обратим внимание на ключевое слово: детальную разведку. Потому что Потемкину казалось неестественным мизерное месторождение, не идущее на глубину, расположенное на площади мощного массива материнских, никеленосных пород. По мнению начальника Печенгской ГРП это говорило лишь о недостаточности поиска и разведки в районе озера Пильгуярви.

«Предпосылки, — пишет в своих воспоминаниях Леонид Потемкин, — что здесь все условия для рудоотложения, которое может иметь промышленное значение, понятно, не сразу убедили всех специалистов. Положительным доводам противоречили цифры, и они некоторым геологам казались более убедительными. Предстоял выбор: или отказаться от своих доводов, или взять под сомнение имевшиеся характеристики. Сделано было второе».

 Сделать такой выбор было непросто. Что имелось в безлюдной долине Пильгу? Несколько разведочных канав, которые обнажали под слоем морены коренные породы. Невзрачные образцы слабо оруденелой брекчии намного уступали образцам из других рудных зон. Но все же геологам была оказана поддержка, и они начали активные работы. Разведку месторождения было решено начать сразу же со скважин глубиной до 200 метров и по простиранию проследить на целый километр.

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

Не будем подробно прослеживать весь ход работ. Обозначим лишь отдельные этапы геологической эпопеи под названием «Новое открытие Пильгуярви».

Июль 1947 года. Из приказа по главному геологоразведочному управлению МЦМ СССР:

…Считать главной задачей выяснение промышленной ценности и перспектив месторождения Пильгуярви…

Из отчета Печенгской ГРП:

…Учитывая большую протяженность рудной зоны по простиранию и значительную мощность рудного тела, месторождение Пильгуярви можно охарактеризовать как наиболее перспективное из всей группы медно-никелевых месторождений Печенги… Подтверждение большого промышленного месторождения Пильгуярви значительно расширяет перспективы района по никелю в целом. Бурение скважин, открывших клады долины, началось в июне 1947 года. Уже первая скважина  №161, законченная через 45 дней, показала: старое предположение о выклинивании или уменьшении с глубиной мощности оруденения ошибочно. На основании семи скважин, пробуренных в 1947 году,  был сделан вывод, с которым читатели уже знакомы…

А итоговые результаты детальной разведки были ошеломляющие. По сути, было открыто заново мощнейшее месторождение, одно из самых крупных не только в Советском Союзе, но и в мировом масштабе. Таким образом, была исправлена ошибка западных геологов. И, как утверждал Леонид Потемкин, немалая: ровно в 100 раз!

Работы разворачивались во все большем масштабе. В 1949 году кроме центрального рудного тела протяженностью до 1,5 км, были установлены восточное и юго-восточное тела, а в 1950 году — юго-западное. В 1952 году состоялось первое утверждение запасов. В 1953 году месторождение «Ждановское», насчитывавшее шесть рудных тел, с протяженностью свыше 4,5 км было признано годным к промышленной разработке.

* 20 июня 1956 года машинист экскаватора Александр Смирнов снял первые кубометры моренных отложений.

* В августе 1957 года в долине Пильгу раздался первый массовый взрыв.

* В 1959 году в центральном карьере была добыта первая руда.

8 июля 1954 года за открытие Ждановского месторождения и его разведку 115 человек по приказу Министерства цветной металлургии СССР получили Государственное денежное вознаграждение.

И еще два факта из истории Ждановского месторождения:

* Для определения места рудника в районе Пильгуярви была проведена рекогносцировка местности. Ее проводила комиссия, в составе которой были, в частности, директор комбината «Печенганикель» Андрей Петров, главный инженер проекта, сотрудник института «Гипроникель» Яков Рачинский, главный геолог Главникелькобальта Александр Глазковский, начальник Печенгской ГРП Леонид Потемкин и главный инженер этой партии Константин Уткин.

* Постановлением Совета народного хозяйства Мурманского экономического административного района от 11 февраля 1960 года на базе Ждановского рудника был создан Ждановский горно-обогатительный комбинат. На июль 1960 года в его составе были рудник, электроцех, желдорцех, автотранспортный цех, ряд отделов и подразделений. Первым директором Ждановского ГОКа стал Никифор Васильевич Петров.

Н.В.Петров. Родился 22 февраля 1915 года. В 1937 году закончил Кировский горно-химический техникум, работал на комбинате «Апатит». С августа 1941 года в Действующей Армии. Начал службу солдатом, завершил в звании капитана, командиром стрелкового батальона и начальником штаба полка. Орден Отечественной войны (двух степеней), орден Красной Звезды, медали. Участник обороны Заполярья. После демобилизации в октябре 1945 года трудился в Мончегорске.

Последняя должность — начальник шахты рудника «Ниттис-Кумужья». С июня 1952 года — главный инженер рудника «Каула», далее — с 12.02.60 г. — директор Ждановского ГОКа. Работал по июль 1961 года и передал свой директорский пост посланцу Мончегорска, заместителю директора комбината «Североникель» Камбулату Николаевичу Дзахову, который руководил Ждановским ГОКом до мая 1964 года.

* Пройдет почти полвека, прежде чем 1 апреля 2005 года в карьере рудника «Центральный» прогремит последний взрыв. Он ознаменовал завершение отработки Центрального рудного тела. За весь период работы было вывезено более 400 миллионов кубических метров горной массы. Центральный карьер стал самым внушительным на Печенгской площадке. Его глубина составила 450 метров, длина -1500 метров, ширина — 1000 метров. Чтобы подняться с нижней точки карьера на поверхность нужно преодолеть пять километров.

Взрыв 1 апреля не поставил точку в работе карьера. Еще предстоит  добывать  руду взорванного объема. В отработке будут Западный и Южный карьеры.

ВКЛАД Д.Ф.МУРАШОВА

Геологов в Печенгском районе в разные годы работало немало. Но из множества имен назовем одно — Дмитрий Федорович Мурашов.

Д.Ф.Мурашов. Доктор геолого-минералогических наук. Выпускник Петроградского горного института (1915 год). В 20-е годы работал в Геолкоме вместе с Владимиром Котульским. Как и Котульский в 1930 году арестован по статье 58 пункт 7, но вскоре был освобожден.

Один из ведущих геологов-никельщиков страны, автор многочисленных исследований, посвященных, в том числе, месторождениям Монче-тундры и Печенгского района. За открытие железорудных месторождений Кольского полуострова удостоен Сталинской премии 2-й степени за 1948 год. В 1946 году закончил работу, которая называлась «Медно-никелевые сульфидные месторождения Кольского полуострова и перспектива расширения рудной базы». Им была составлена первая геологическая карта масштаба 1:100000 района Монча-Чуна-Волчья-тундры и их юго-восточных предгорий.

 Вот как отзывались о роли Мурашова в геологических открытиях Заполярья люди, его знавшие.

Леонид Баженов, первооткрыватель Ниттис-Кумужья:

…Д.Ф.Мурашов был руководителем всего комплекса работ в течение 1932-1933 годов. После передачи дел в «Новпромапатит» он остался в стороне от разведок в Монче-тундре и это на несколько лет затянуло оценку выявленных месторождений, особенно богатых руд. В отличие от других сразу же понял, что в Монче-тундре открыт новый тип медно-никелевых руд и настаивал на немедленной его оценке с помощью горных и буровых работ. Он всячески поддерживал геофизиков, хотя геофизические методы были в новинку и не все относились к ним положительно. В трудах Ленгеолуправления в 1934 году была статья Д.Мурашова и геолога Ш.Рутштейна, где впервые описывались методы работ в Монче-тундре и давалась положительная оценка геофизическим аномалиям. Мурашов был большим специалистом по поиску рудных месторождений и обаятельным человеком, всегда готовым придти на помощь молодым специалистам. Он был одним из самых смелых и решительных геологов, выступавших на защиту наших геологических аномалий, обусловленных богатыми рудами никеля…

Леонид Потемкин, первый начальник Печенгской геологоразведочной партии:

-…Д.Ф.Мурашов возглавлял все исследования, которые проводились  в самых труднодоступных местах  Печенгского района геологами Кольской комплексной экспедиции Северо-Западного геологического управления. До последних дней жизни (Мурашов скончался в 1961 году) этот ученый, обаятельный и скромный человек, отдавал свои знания и силы работе. Не разлучаясь с рюкзаком и геологическим молотком, он пробирался то пешком, то на лодке, вместе с полевиками- следопытами. Достойно подражанию  умение, с которым Д.Ф.Мурашов передавал свой опыт молодым геологам, вызывал и развивал у них любовь к своей профессии…

БОГАТСТВА РЕЧКИ АЛЛА

Продолжаем наш рассказ об открытии новых рудных горизонтов Печенгского района.

Из книги Леонида Потемкина «У северной границы. Печенга советская»:

…Сведения о том, что в ста километрах от Каулы, возле Ловнозера имеются проявления никелевого оруденения, приводились еще в 1932-1933 г.г. геологом А. Шукевичем. В 1948 году на этом участке геолог М.Клочкова проводила съемку, а И.Баринов из территориального геологического управления отобрал пробы. Химические анализы показали наличие никеля и меди. В 1949-1952 г.г. здесь были проведены геологоразведочные работы. Они и позволили установить наличие месторождения, названного Ловнозерским…

Такой была предыстория. Далее началась отработка близлежащих районов. Были предусмотрены поисково-съемочные работы в районе водораздела рек Печенга, Лотта и Титовка. Особую роль имело открытие начальника партии Кирилла Беляева и его юного помощника школьника Анатолия Савина. Во время одного из маршрутов по берегу речки Алла они обнаружили свисавшие к воде остроугольные глыбы. На свежем изломе сверкнули металлическим блеском мелкие включения сульфидов. Анализ, сделанный в химической лаборатории, подтвердил: содержание никеля и меди представляет промышленный интерес.

Дальше — больше. Буровые в июле 1958 года врезались в более богатые руды. И они подтвердили: по своим размерам Аллареченское (так его назвали) месторождение имеет промышленное значение. Детальная разведка завершилась подсчетом запасов. Летом 1960 года их утвердили. Первый взрыв прогремел в карьере 20 января 1963 года, в августе того же года рудник открытых работ был введен в эксплуатацию. Был построен и поселок Приречный —  в 52 км от Никеля на левом берегу реки Алла.

И в дополнение к сказанному. Когда, так требовалось по технологии горно-добычных работ, изменили русло Аллы, то на дне старого хода реки были найдены скопления тяжелых кусков богатой руды с уникальным содержанием никеля — до 10 процентов.

Отметим, что в 1989 году работы на Аллареченском руднике стали сворачиваться, отработка месторождения завершалась. Тогда же рудник на правах участка был включен в структуру рудника подземных работ «Каула-Котселваара».

В ЧЕСТЬ ЮРИЯ ГАГАРИНА

Работы велись на местности, совершенно закрытой моренными отложениями и болотами. Привычные, так сказать, классические методы геологоразведки были здесь бессильны. И тогда свое слово сказали геофизики. В 1960 году специалисты Печенгской экспедиции с помощью одного из методов электроразведки установили, что есть аномалия. В следующем году заложили буровые, которые и подсекли богатые никелевые руды.

Эту новую точку, расположенную к востоку от проводимых в том же районе работ и открытую в год полета Юрия Гагарина в космос, назвали месторождением «Восток». В марте 1970 года смена мастера Э.Г.Айдашева подошла к рудному телу месторождения «Восток».

30 декабря 1971 года рудник был введен в действие.

О ГЕОЛОГИИ КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

* «Спутник». Месторождение, расположенное в породах, как бы оторвавшихся от материнских. Раньше они считались неперспективными для поиска. Но печенгские геологи решили проверить правильность этой гипотезы. К счастью, пессимистические прогнозы оказались ошибочными. И недалеко от г. Заполярный было найдено новое рудное тело. Авторами находки стали старший техник Печенгской ГРП Федор Лысенко, геологи Владимир Проскуряков, Анатолий Дудкин, которые первыми обнаружили признаки месторождения, оценили перспективу дальнейших поисков. Особенностью руды было то, что она могла использоваться без обогащения.

* Рудник «Северный»

Еще в августе 1971 года Совет Министров СССР дал поручение министерству цветной металлургии страны провести подготовку для работ на будущем руднике, который должен отрабатывать месторождение «Заполярное». Работы надлежало начать в том же году. 12 августа 1971 года комиссия, в составе которой были, в частности, директор комбината «Печенганикель» А.Матвеев, главный инженер предприятия С.Зверьков, главный инженер проекта комбината сотрудник «Гипроникеля» Я.Рачинский, выбрали площадку для рудника «Северный» и установили традиционный колышек-отметку на месте будущего ствола.

10 апреля 1972 года на горизонте плюс 141 метр Центрального карьера Ждановского рудника было задано направление штольни первого в городе Заполярном подземного рудника.

2 декабря 1972 года Совет Министров страны издал постановление об образовании рудника «Северный», что и стало днем его официального рождения.

Рассказ о геологах Печенги не закончен. Потому что продолжается их работа по поиску новых месторождений, по уточнению запасов уже открытых.

 

Глава четвертая. ПО ТРУДУ И ЧЕСТЬ  

Как известно, в Советском Союзе существовала определенная система поощрения за труд. Ее основу составляли государственные награды за особые заслуги в области социалистического строительства. К их числу можно отнести ордена Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «Знак Почета», «Октябрьской революции», Трудовой славы трех степеней, Дружбы народов, медали «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть» и ряд других.

Высшей наградой СССР был орден Ленина, учрежденный 6 апреля 1930 года. Он мог быть самостоятельной наградой, а также данный орден вручался тем, кто был удостоен высшей формой трудового отличия — звания Героя Социалистического Труда. И тогда, получившему это звание, вручались одновременно орден Ленина и знак отличия — золотую звезду «Серп и Молот». Право награждения было предоставлено Президиуму Верховного Совета СССР.

Первое массовое награждение работников, построивших и освоивших комбинат «Североникель», состоялось 26 апреля 1939 года. Тогда ордена Ленина был удостоен только управляющий трестом «Кольстрой» М.М.Царевский.

2 августа 1947 года за восстановление и пуск Печенгского никелевого комбината были награждены 172 человека. В том числе ордена Ленина получили шестеро: начальник строительства Е.Щелкунов, строители первый штукатур советской Печенги С.Ивлиев, плотник И.Лукин, бригадир одной из лучших плотницких бригад П.Цветков. И два представителя комбината — горновой Николай Алексеев и кузнец ремонтно-механического цеха С.Дюдькин.

Следует отметить, что некоторое время (конец 40-х годов — 50-е годы) ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, медали «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть» вручались не только за достижения в выполнении конкретной производственной задачи, но и за выслугу лет. И поэтому число тех, кто был отмечен этими государственными наградами, было довольно значительным. Приведем данные по комбинату «Североникель», подтверждающие этот вывод.

Данные о наградах по состоянию на 30 августа 1967 года за весь период работы предприятия с февраля 1939 года:

Орденом Ленина на комбинате «Североникель» было награждено 100 человек. В том числе за выслугу лет — 87 работников комбината.

Трудовое Красное Знамя — 451 человек. За выслугу- 430 работников «Североникеля».

Медали «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть» — всего было отмечено 3423 человека. В том числе за выслугу лет данные награды получили 3371 работник комбината.

Однако на одном из совещаний с работниками народного хозяйства, их довольно много проводил тогдашний руководитель страны Н.С.Хрущев, были высказаны критические замечания по поводу такого «обесценивания» государственных наград. И с 1961 года порядок награждения был изменен. Это привело к значительному уменьшению числа награжденных.

Так в 1961 году по «Североникелю» было награждено всего 32 человека. В то время как в предыдущие годы количество награжденных доходило до нескольких сотен человек в год.

Указ июня 1961 года

Этот указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1961 года был особым. Потому что в нем впервые были названы те работники никелевой промышленности Кольского полуострова, которым присвоили звание Героя Социалистического Труда с вручением им ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Забойщик комбината «Печенганикель» Дмитрий Максимович Тихоненко и старший печевой рафинировочного цеха комбината «Североникель» Северьян Иванович Костяев были удостоены этого высокого звания за выдающиеся успехи, достигнутые в деле развития цветной металлургии.

БЫЛ  ПЕРВЫМ

Костяев Северьян Иванович в Мончегорске работал с 1938 года, был электрослесарем управления «Севзапэлектромонтаж».Затем работал на «Североникеле». Участник Великой Отечественной войны. После войны вновь вернулся на комбинат.

Почти четверть века отработал к моменту присвоения высокого звания С.И.Костяев на комбинате. Его высокий профессионализм ни у кого не вызывал сомнения. Ему было поручено освоение принципиально новой для комбината технологии — обжиг в кипящем слое. Газеты писали в те дни: «…Обжиг в кипящем слое нельзя сравнить с обжигом во многоподовых печах. Новый метод отличается высокой производительностью, он идет без расхода топлива».

Сам Костяев говорил, что когда он в Норильске познакомился с новой печью, то она ему сразу же понравилась. Так что ее освоение в Мончегорске проходило успешно.

Отметим также, что Северьян Костяев был депутатом Верховного Совета РСФСР, делегатом ХХП съезда КПСС. Он — Почетный металлург.

Может быть, для нынешнего молодого поколения это мало значащие факты рабочей биографии. Но для Костяева за всем этим стояло признание его мастерства, его вклада в дела родного «Североникеля».

РАБОТАЛ  КРЕПКО

Дмитрий Максимович Тихоненко родом из семьи донецкого шахтера. Воевал. Среди наград — два ордена Славы. После армии работал на шахте. В 1951 году перебрался на Север, в Печенгский район. И вновь спустился под землю, был горняком на руднике «Каула». Вскоре стал бригадиром.

Авторитет — безоговорочный. Специалист — классный. Если что-то новое внедряется, сам первым проверит. Придумали на руднике пневмоподдерживающую колонку. Первым ее опробовал Тихоненко. Пусть не сразу, но приспособился, других научил на ней работать. А еще говорили, что охоч он на рационализацию. То систему подвижных блоков придумывает, то грохотную решетку усовершенствует.

Как и Костяев, был делегатом ХХП съезда КПСС. Там со знаменитым донецким шахтером Николаем Мамаем познакомился. Соревноваться с ним стал. Своему сопернику написал, что работать придется крепко, но все, что наметили, выполнит.

А по-иному работать он и не умел.

20 мая 1966 года Указом Президиума Верховного Совета СССР звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» было присвоено старшему аппаратчику электролизного цеха комбината «Североникель» Василию Павловичу Пузанову и бригадиру плавильного цеха комбината «Печенганикель» Василию Сергеевичу Оськину.

ИТОГ  ГОРЯЧИХ  ДЕЛ

Год 1966 был для комбината особый. 14 мая предприятие награждено орденом Ленина. А вскоре труд большой группы североникельцев был отмечен орденами и медалями СССР.

Доверие людей никак не связано с официальными наградами. Но Василию Павловичу люди доверяли, потому что знали, что он и в работе, и по жизни, человек надежный.

«Удивительный он человек, — говорили о нем в цехе. — До всего ему есть дело. Это у него в крови. Болеет душой за производство». Может быть, поэтому избирали его несколько раз депутатом Городского Совета. Он — бессменный член родительского комитета (шестерых детей воспитал). Пузанов частый гость в нашем ЗАГСе. И многие мончегорские семьи называют его своим «посаженным» отцом.

 К 1966 году за плечами трудовая биография более чем в четверть века работы на «Североникеле». Почетный металлург, отличник социалистического соревнования МЦМ СССР, кавалер ордена «Знак Почета» и трудовых медалей — вот далеко неполный перечень его трудовых заслуг. И присвоение Василию Пузанову звания Героя Социалистического Труда стало закономерным итогом его горячих трудовых лет.

РАБОТА  ДЛЯ СИЛЬНЫХ

Спустя многие годы признается Василий Сергеевич Оськин, что когда он осенью сорок шестого впервые пришел в плавильный цех, то была мысль вернуться обратно в строительную бригаду. Но Оськин себя «слабаком» не считал, остался и проработал в цехе многие годы.

В печенгских краях довелось ему воевать, заниматься разминированием, уничтожать оставшиеся вражеские укрепления. Потом демобилизация и остался солдат в этих северных краях. Сначала в строители пошел. Строить — для сапера Оськина дело знакомое. Но работы у строителей скоро поубавилось, зато металлурги требовались. Переучился на металлурга. И довелось Оськину самую первую плавку штейна выдавать в ночь с 6 на 7 ноября 1946 года.

Сколько их потом было, сосчитать трудно. Но один раз решили это сделать, в честь двадцатилетия его работы  на «Печенганикеле». И оказалось, что, ежели все вагоны загрузить проплавленной им рудой, то растянется состав от Никеля до Мурманска.

Год 1966-й. Два события — две большие жизненные вехи: присвоено звание Героя Труда и стал он незадолго до этого делегатом ХХШ съезда партии. По тем временам для рабочего человека событие неординарное.

Он не раз говорил, что всего достиг благодаря своей бригаде. А она у него была интернациональной. Бок о бок трудились русские, карелы, кабардинцы, осетины, представители других национальностей. Многие прошли школу Василия Оськина, стали классными специалистами. Кое-кто возглавил бригады, как и он.

О наградах особый разговор. Медали за труд имеет. Орден Октябрьской революции, что в 1971 году был вручен, не за выслугу лет был получен. За труд!

Север Оськин покинул в 1971 году. Но, считай, целая жизнь здесь прошла, на Печенгской земле. Долгая, нелегкая жизнь. Но память о себе Василий Сергеевич добрую оставил.

НАШ  ДОКТОР

Катя Сергиевская стала медиком в 18 лет, когда Кировское фельдшерско-акушерскую школу закончила. И до войны довелось ей обслуживать отдаленные «точки» Кировского района. Через год началась война и ее направили в партизанский отряд «Советский Мурман», что действовал на Кольском полуострове. Не раз в сложных ситуациях приходилось ей проявлять характер, пересиливать трудности дальних походов и партизанского жития.

Из отряда она пришла на «Североникель». Случилось это в 1943 году. Стала цеховым медиком.

Энергоцех имел много производственных точек — более двадцати. Так что хозяйство было большим и хлопотным. А еще надо было пронаблюдать за хроническими больными, собрать санитарный актив, с начальством вопросы решить, Охрана здоровья, если это не просто лозунг, много сил требует.

На Кольских никелевых комбинатах было всего семь Героев Социалистического Труда. Пять металлургов, горняк. И она — медик, единственная из них женщина. Кстати, вторая после известного мурманского хирурга  Баяндина медицинский работник, удостоенная столь высокой правительственной награды. Как было сказано в Указе от 4 февраля 1969 года — «за большие заслуги в области охраны здоровья советского народа».

Сердце ее было открыто навстречу людям. И они  приходили к ней за помощью или советом. И называли Екатерину Алексеевну Сергиевскую — «наш доктор», хотя была она только фельдшером, заведующим здравпунктом.

БЫЛ  ВСЕМ  НУЖЕН

В апреле 1971 года за выдающиеся успехи в выполнении заданий пятилетнего плана, достижение высоких технико-экономических показателей Веселову Алексею Гурьяновичу, старшему конвертерщику обогатительно-металлургического цеха было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

А.Власов, почетный металлург, заслуженный работник комбината, хорошо знавший Веселова, сказал о нем так:

…Он всю свою жизнь отдал «Североникелю». А звания «за так» металлургам не давали. Я уже не говорю о том, какой большой души это был человек.

И, действительно, даже когда он ушел из горячего цеха, все равно к нему шли со своими бедами и радостями. И дело не в наградах, которых он был удостоен. Просто Алексей Гурьянович из тех людей, которые умели понять, умели спросить, умели простить…

В его биографии было все обычно. Учеба в ФЗО. Работа на Новокузнецком металлургическом заводе. Оттуда- на фронт. Стрелок- радист Веселов немало часов провел в воздухе, выполняя боевые задания.

В Мончегорск приехал после демобилизации в апреле 1950 года. Плавцех стал его вторым домом. Начинал фурмовщиком, закончил бригадиром. Ордена, медали, звание почетного металлурга. Ему было нелегко, не хватало знаний. Но его усердие и дотошность восполнили пробелы, позволили достичь высот металлургического мастерства

Он никогда не кичился званием Героя и не использовал это в каких-то своих корыстных целях. У него для себя и других была одна мера- как ты относишься к своему делу. Это у него всегда было на первом месте. «И если ты к делу с душой, то все остальное получится».- говорил Веселов.

ПОСЛЕДНИЙ  ГЕРОЙ

10 марта 1976 года за выполнение обязательств, принятых на девятую пятилетку по увеличению производства продукции, улучшению ее качества и повышению производительности труда Н.М.Маргаритову, бригадиру плавильщиков комбината «Североникель» присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Этот Указ стал своеобразной исторической чертой для комбината. Больше такого звания никому из работников предприятия не присваивалось. И стал Николай Михайлович Маргаритов воистину последним Героем.

Бригадирами не становятся, ими рождаются. Звучит пафосно, но по жизни оно так и есть. По крайней мере, металлургам это доказывать не надо. Знают на деле.

Родился Маргаритов на Вологодчине. В наших краях появился в сорок шестом году. Вскоре стал учиться в ремесленном училище №1, что было при комбинате. С 1950 года работает на предприятии. И отдал ему, как тот сказочный богатырь, тридцать лет и три года.

В плавильном цехе он появился, когда здесь впервые построили кобальтовые печи. До этого работал в кобальтовом отделении цеха электролиза. Так что печи он знал, помогал товарищам их осваивать.

Через некоторое время стал старшим плавильщиком, затем бригадиром. Когда в год 50-летия образования СССР (декабрь 1972 года) на комбинате проходила Всесоюзная трудовая вахта, честь «Североникеля» защищала бригада Маргаритова. А на следующий год возглавляемый им коллектив завоевал первое место во Всесоюзном соревновании бригад ведущих профессий Министерства цветной металлургии страны. И девятую пятилетку «маргаритовцы» окончили первыми на комбинате. Досрочно!

Конечно, славу наших предприятий создавали своим трудом не только вышеперечисленные герои. Но всех, к сожалению, не упомянешь…

 

Глава пятая. РАБОТА  ДЛЯ  УМА  

Вся история наших комбинатов — это рассказ о том, как в результате пытливой работы ума металлургов улучшалась технология, как совершенствовались приемы и методы труда. Нелишне напомним, что в довоенные годы комбинат «Североникель» был первым в нашей стране, где никель получали из сульфидных медно-никелевых руд. Он стал своеобразной экспериментальной площадкой для отработки новых технологий. Здесь же было сформировано на принципах, разработанных в СССР, кобальтовое производство.

В послевоенные годы уже два комбината Кольского полуострова включились в творческий поиск. И не раз эстафету одного из предприятий подхватывало второе, чтобы совместными усилиями получить более высокий результат.

Творческому поиску в жизни всегда есть место. «Печенганикель», к примеру, делает после восстановления лишь первые шаги, а в плавильном цехе разработали новую методику разогрева электропечи и набора расплава в ванне. Руководил группой начальник цеха И.Суровов, который до этого возглавлял в Казахстане один из крупных металлургических заводов. Наша первая печь и дымовая труба были очень аккуратно разогреты и пущены в строй.

Там же на «Печенганикеле» группа новаторов во главе с И.Сурововым усовершенствовала технологию электротермической плавки. Был разработан интенсивный метод плавки в глубокой ванне. Это в корне изменило технологию плавки сульфидных подкисленных руд в электротермических печах. Опыт «печенегов» был широко использован потом на многих металлургических предприятиях Советского Союза.

Из приказов по министерству цветной металлургии СССР

* Январь 1948 года. На комбинатах «Североникель» и «Печенганикель» надлежало построить и ввести в строй в 1948 году установки по использованию тепла отвальных шлаков металлургического производства. Автор идеи — работник «Печенганикеля» инженер Исаков. На комбинате создается специальная бригада по внедрению изобретения. Изготовлять установки также будет комбинат.

* Июнь 1948 года. По результатам Всесоюзного конкурса внедрить на руднике «Каула» систему разработки горизонтальных слоев с закладкой, с          двухслойной отбойкой руды. Авторы предложения А.И.Петров, М.Н.Захаров, Н.П.Божков, В.И.Шубин, П.И. Пахомов.

Присудить вторую премию группе работников комбината «Печенганикель» в конкурсе на лучшие методы и способы ведения горных работ за проект «Организация скоростных проходок на руднике «Каула». Автор А.И Петров, А.Т.Середа, М.Н.Захаров, Б.Н.Захваткин

 По комбинату «Североникель» присудить поощрительную премию кандидату технических наук Н.Н.Полякову за работу «Исследования и рекомендации в отношении систем разработки рудника Ниттис-Кумужье».

* Январь 1956 года. До 1 августа 1956 года на комбинате «Североникель» осуществить строительство опытно-промышленной печи для плавки концентратов во взвешенном состоянии с дутьем, обогащенным кислородом. К этому сроку закончить прокладку кислородопровода к печи от существующей кислородной станции.

НАШ КОММЕНТАРИЙ: Опытно-промышленные установки, на которых будут отрабатываться различные новации в технологии, станут на «Североникеле» неотъемлемой частью исследовательской работы предприятия.

Одна из самых последних, созданная уже в рамках Кольской горно- металлургической компании, это ОПУ двухзонной печи Ванюкова для отработки принципиально новых методов плавки различного никелевого сырья. Такая ОПУ в нашей стране построена была впервые.

Из воспоминаний Григория Таловикова:

…С 1949 года комбинат «Печенганикель» впервые в стране приступил к интенсификации рудной электроплавки. С 1949 по 1963 годы удалось поднять установленную мощность с 12,0 до 25 мВА. Несколько позже такую же работу начали проводить на «Североникеле». Но там ее вели более энергично и добились еще лучших результатов. Приступили к такой работе и в Норильске. Но мы были первопроходцами…

За технологическое усовершенствование горно-рудного производства, а также коренное усовершенствование металлургического производства группа инженеров комбината «Печенганикель» — Н.М.Самуляк, А.Н.Ильин, Я.Х.Осипов и Г.ИТаловиков — была представлена к присуждению премии в области цветной металлургии. Из четырех представленных работ Государственный Комитет по премиям выбрал в качестве претендента группу работников комбината «Североникель». Наши коллеги получали конечные продукты, в том числе и драгоценные, что предопределило выбор в их пользу…

К рассказу о том, за что на «Североникеле» получили Ленинскую премию, мы еще вернемся. А пока факты, подтверждающие высокий творческий потенциал коллективов никелевых комбинатов земли Кольской.

* На комбинате «Печенганикель» была разработана новая технология разливки файнштейна в крупные слитки-блоки весом 10-15 тонн. Это позволило полностью механизировать процесс формирования файнштейна. Позднее такой способ стал применяться в Норильске и на «Североникеле». Производительность труда на одном из самых тяжелых участков — участке розлива файнштейна повысилась в 4-5 раз, в то время как себестоимость файнштейна уменьшилась в 1,6 раза.

* На конвертерном переделе внедрили новую технологию конвертирования медно-никелевого штейна. Ее разработали мастер конвертерного отделения «Печенганикеля» Н.А.Рощенко, кандидат технических наук Я.Л.Серебряный и Г.И.Таловиков. Эту технологию холодной варки стали применять на родственных предприятиях отрасли.

* В результате творческого подхода было принято решение об увеличении емкости конвертеров с 60 до 100 тонн. Это позволило начать переработку больших объемов привозного норильского сырья и увеличить в итоге выпуск файнштейна на «Печенганикеле» к 1990 году в 5 раз по сравнению с первоначальной проектной мощностью.

А вот некоторые факты из трудовой биографии «Североникеля»:

* Именно этому комбинату было поручено разработать (совместно с «Гипроникелем») технологию получения сверхчистого никеля. И Сталинская премия 2-й степени за работы 1950 года — наилучшее подтверждение того, что мончегорцы с этой работой справились на «отлично».

* Когда решался вопрос об организации карбонильного никелевого производства, то из нескольких вариантов выбрали местом его размещения Мончегорск. Потому что там, по словам министра П.Ломако были кадры, способные решить эту непростую производственную задачу. Так на «Североникеле» появился первый и единственный в стране цех такого профиля. За разработку уникальной технологии, за ее внедрение в производство, за достижение высоких результатов большая группа специалистов «Гипроникеля» и комбината была отмечена премией Совета Министров РФ за 2005 год.

* В 1984 году группа работников «Североникеля» была удостоена премии Совета Министров СССР за разработку и внедрение в производство интенсифицированной гидрометаллургической технологии получения никеля и кобальта.

* И еще о двух наградах. Виктор Ермолаевич Иванов, мастер смены дробильного цеха обогатительной фабрики №1 комбината «Печенганикель»,  был удостоен премии ВЛКСМ за 1969-1970 г.г.

Аналогичной награды в 1987 году был отмечен  гидрометаллург цеха электролиза никеля №1 в Мончегорске Анатолий Петрович Ягальник.

ОДИН РАЗ В ЖИЗНИ

Как известно, Ленинская премия присуждалось соискателю только раз в жизни. На соискание премии выдвигались действительно выдающиеся достижения, труды, вносящие коренные изменения в ту или иную область науки или техники. Комитет по Ленинским премиям в области науки и техники за 1965 год отметил 16 работ. Как сказал Юрий Максарев, заместитель председателя комитета, «те, кто удостоен высокого звания лауреата, это люди-творцы, впередсмотрящие нашей науки и техники, стоящие на авангардных позициях мирового прогресса».

Среди лауреатов 1965 года — коллективная работа по интенсификации процессов и усовершенствованию технологии производства никеля и кобальта из сульфидных руд.

В Комитете по Ленинским премиям в области науки и техники

при Совете Министров СССР

…Присудить Ленинскую премию 1965 года за наиболее выдающиеся работы в области техники:

…Познякову Владимиру Яковлевичу — главному инженеру комбината «Североникель», руководителю работы;

Лешке Георгию Павловичу — директору;

Борисову Николаю Федоровичу и Рябко Георгию Тимофеевичу — начальникам цехов;

Жилкину Владимиру Борисовичу — начальнику отделения;

Захарову Михаилу Ивановичу — заместителю начальника отдела;

Иголкину Михаилу Петровичу — мастеру;

Карапетяну Сурену Карповичу — главному энергетику;

Крылову Анатолию Сергеевичу и Попову Олегу Андреевичу — техническим руководителям цехов;

Тарасову Владимиру Сергеевичу — заместителю главного инженера; работникам того же комбината;

Рачинскому Якову Давыдовичу — главному инженеру проекта института «Гипроникель».

Из сообщения Агентства печати «Новости». Апрель 1965 года:

…Огромной заслугой коллектива советских металлургов является широкий комплекс усовершенствования технологии и аппаратуры на основных участках производства никеля и кобальта…

Из сборника «Один раз в жизни». Книга выпущена «АПН» и рассказывает о лауреатах Ленинской премии 1965 года.

В очерке «Мончегорск» сообщалось:

…Что сделали мончегорцы для интенсификации производства? Металлургическое отделение. Здесь была реконструирована система охлаждения электропечей, в которых плавятся медно- никелевые руды и концентраты. Мощность этих печей превысила все, что знала до сих пор мировая практика.

Новый режим конвертерной плавки файнштейна позволил обеспечить более высокую чистоту разделения на никелевый и медный концентраты. По мнению специалистов, этот процесс более совершенен и экономичен, чем, например, на никелевом предприятии Копер — Клиф в Канаде.

Рафинировочный цех. Здесь интенсифицирован обжиг никелевого концентрата с внедрением обжига в «кипящем слое».

Целый ряд оригинальных решений позволил повысить производительность печей анодной плавки и сделать процесс обжига более устойчивым.

Долгое время титан считался металлом войны. В СССР он нашел самое мирное применение. Североникельцы применили титан для изготовления аппаратуры, работающей с агрессивными растворами…

В очерке сообщается ряд интересных фактов, характеризующих достижения комбината «Североникель»:

* Внедрение новой технологии и аппаратуры увеличило производительность металлургических ступеней производства никеля и кобальта в 2-4 раза.

* Мощность кобальтового цеха выросла по сравнению с проектной в 12,5раза.

* Электропечи рудной плавки на комбинате — самые мощные в мире. Так на «Североникеле» их удельная мощность составляет 517 киловольтампер на квадратный метр пода при трех электродах. А на новейшем зарубежном заводе «Томпсон» в Англии, пущенном в 1960 году,   — 97 кВА на квадратный метр — при шести электродах.

* Выпускаемый в Мончегорске в промышленном масштабе электролитный никель — самый чистый в мире (СССР- 99,99%, США — 99,5%, Канада — 99,0%)

И вновь фрагмент сообщения АПН:

Без строительства новых цехов выпуск товарных металлов на комбинате «Североникель» составил в 1963 году по сравнению 1953 годом: никеля электролитного —  203,5%, кобальта металлического —  246,0%. Таким образом, Ленинская премия за 1965 год подвела итог многолетнего творческого поиска и стала еще одним подтверждением высокого инженерного потенциала тружеников комбината «Североникель».

* Один из показателей высокого профессионализма любого предприятия —  его участие в выставочной деятельности как в нашей стране, так и за рубежом. Интересна в этом отношении история «Североникеля».

Комбинат — постоянный (с 1959 года) участник ВСХВ — ВДНХ, главной выставки страны. Работники предприятия практически ежегодно отмечались наградами выставки.

Международная выставочная деятельность началась с приказа министерства от 18 июня 1957 года, в котором нашему комбинату предлагалось подготовить для Всемирной выставки в Брюсселе 1958 года образцы своей продукции.

Продукция «Североникеля» ежегодно была представлена во многих международных экспозициях. Вот перечень стран, где проводились выставки с участием нашего комбината:

ГДР, Чехословакия, Западный Берлин, Венгрия, ФРГ, Ливия, Тунис, Алжир, Турция, Сирия, Югославия, Болгария, Румыния, Австралия, Египет, Эфиопия, Иран, Бразилия, Финляндия, Австрия, Польша, Ирак, Франция, Португалия, Греция, Кипр, Испания, Норвегия, Индия, Колумбия, Мозамбик, Марокко, Канада, Нигерия, Великобритании.

* В 1975 году золотой медали и почетного диплома на ярмарке в Лейпциге (ГДР) была удостоена карбонильная продукция комбината — ПНК ОТ1. Золотых медалей Лейпцига удостаивались также никель марок Н-О, Н-1, Н-1у.

* В 1980 году комбинат «Североникель» был отмечен международной премией «Золотой Меркурий» — за выдающийся вклад в дело развития национальной экономики и укрепление международного торгово-экономического сотрудничества.

Глава шестая. ДИРЕКТОРСКИЙ КОРПУС

Директоров много не бывает. И каждый из них по-своему уникален и интересен. К сожалению, порой им приходилось действовать в обстоятельствах достаточно жестких, когда директорскую судьбу и судьбу возглавляемого им предприятия определяют сверху. Так было и на наших комбинатах. Особенно на «Североникеле», довоенная история которого фактически совпала с временами репрессий 30-х годов.

«СЕВЕРОНИКЕЛЬ». Довоенный период

Чередниченко Михаил Миронович.

Возглавлял комбинат в июле-ноябре 1936 года.

Уроженец Донбасса. Участник первой мировой войны. Шахтер. Учился на рабфаке и в Горной академии, которую не закончил, так как был направлен на Дальний Восток управляющим золотопромышленным трестом. Позже обучался в Промакадемии, но в 1931 году слушатель академии Чередниченко был мобилизован  для работы на Карабашском медном комбинате. М.Чередниченко был заместителем начальника Главникельолово и в этой должности приезжал в Монче-тундру сначала в 1934 году, а затем в составе комиссии профессора Долгова для определения места расположения комбината и города в январе 1935 года.

Директорский пост занимал без освобождения от должности заместителя начальника главка.

Был арестован в числе многих руководящих работников Наркомтяжпрома. Приговор — 10 лет без права переписки, что фактически означало расстрел. Реабилитирован в мае 1956 года (посмертно).

Масян Виктор Борисович. Настоящая фамилия Маркман Лейба Хаймович. Изменил фамилию, имя, отчество, работая в подполье в годы гражданской войны.

На хозяйственном фронте после службы в Красной Армии. В 1922 году окончил Академию внешней торговли, был управляющим Владивостокской таможни, заместителем начальника Главлеспромтяжа.

На «Североникель» прибыл с должности директора Забайкальского вольфрамового комбината, сменив с 27 августа 1936 года на посту директора М.Чередниченко. Арестован в августе 1937 года. Арест был связан с его работой в Забайкалье. Расстрелян 16 июня 1938 года. Реабилитирован в 1957 году.

В дальнейшем временно исполняли обязанности директора управления «Североникель»:

Мальцев Николай Павлович.  

С января 1935 года был начальником участка Имандра, затем прорабом 2-го участка «Никельстроя». С 19 ноября 1936 года помощник директора комбината по административно-хозяйственной части.

С 11 августа 1937 года — врио директора комбината согласно приказа главка. Назначение Мальцева на такую высокую должность представляется вынужденным, так как по уровню своих знаний и опыта этот пост был ему не по силам. К биографии Мальцева можно добавить что в годы революции он был председателем полкового комитета 14 –го сибирского полка. Слушал выступления Ленина в Смольном и Таврическом дворце, на митингах и во время работы  8 – го  Всероссийского съезда Советов (декабрь 1920 года) , когда был утвержден план ГОЭЛРО.

В ноябре 1937 года отстранён от должности в связи с арестом. Как и все его предшественники на посту директора комбината был осужден по ст. 58 Особенной части Уголовного Кодекса РСФСР  в редакции 1926 года — Контрреволюционные преступления. По приговору определили 20 лет исправительно-трудовых лагерей. Реабилитирован 22 апреля 1954 года Верховным судом РСФСР.

Гурский Павел Дмитриевич.

Был временно исполняющим должность директора менее пяти месяцев, с 20 декабря 1937 по 10 мая 1938 года. Прибыл в Мончегорск по распоряжению Главка. Возможно, это было снова вынужденное назначение, в связи с частой сменой директоров «Североникеля». Отметим, что уже в это время ведущую роль в городе и на стройке играл управляющий трестом «Кольстрой» Михаил Царевский. Именно ему приходилось решать важнейшие вопросы строительства.

Что касается Гурского, то он по прибытию в Монче-тундру нового директора Петра Гаршина, сначала стал его заместителем, а затем в мае 1938 года убыл в Москву.

Гаршин Петр Петрович.

Был отозван для работы на «Североникеле» с третьего курса Промакадемии. Пост директора принял с 3 марта 1938 года. При Гаршине состоялся  пуск комбината, были первые плавки в октябре 1938 и феврале 1939 гг. Пуск, как известно, проходил достаточно сложно. И Гаршину Главк  вынес ряд взысканий.

За пуск никелевого производства в строй был представлен к ордену Ленина. Однако в окончательном списке награжденных его фамилии, как и ряда других металлургов и горняков, не оказалось. Что стало тому причиной, неизвестно.

П.П.Гаршин был уволен по собственному желанию с 23 января 1940 года с представлением перед этим увольнением пятимесячного отпуска. Так что фактически он передал бразды правления прибывшему Михаилу Горшколепову в августе 1939 года.

Горшколепов Михаил Матвеевич.

М. Горшколепов в 1927 году закончил горнопромышленное училище в Донбассе. Обучался в Харьковском горном институте, по окончанию которого в 1935 году направлен на Дальний Восток. Начинал с должности начальника смены, в дальнейшем — главный инженер Сихоте-Алимского полиметаллического комбината. На «Североникель» был направлен совместным решением ЦК ВКП (б) и Наркомцветмета. После вхождения комбината в систему НКВД стал заместителем начальника Мончегорлага и строительства комбината «Североникель» и начальником горно-рудного управления. Отозван в распоряжение НКВД в сентябре 1940 года.

С января 1940 года начальником вновь организованного в системе ГУЛАГ НКВД учреждения «Мончегорлаг и строительство комбината «Североникель» был назначен М.М.Царевский.

ПЕЧЕНГСКИЙ НИКЕЛЕВЫЙ КОМБИНАТ

За всю его историю (до слияния со Ждановским ГОКом и образованием единого горно- металлургическеого комбината «Печенганикель») во главе предприятия были следующие директора:

Щелкунов Евгений Васильевич ,

Директор строительства и комбината. К уже написанному о Щелкунове добавим, что в предвоенные годы (по воспоминаниям ветеранов) он был назначен начальником особо важного строительства в Москве — Дворца Советов, который предполагалось возвести на месте снесенного в тридцатые годы храма Христа-Спасителя. Однако война помешала осуществлению этого амбициозного плана. Сейчас на этом месте вновь стоит восстановленный храм.

Трофимов Василий Иванович.  

Возглавил Печенгский никелевый комбинат с февраля 1947 года (приказ наркома цветной металлургии был подписан 10 февраля 1947 года). До этого руководил горно-рудным хозяйством на комбинате «Североникель», был заместителем директора комбината.

Как записано в его личном деле, владел английским, казахским и узбекским языками. Был человеком творческим. Еще на «Североникеле» под его руководством была внедрена оригинальная система разработки тонких жил с прирезкой боковых работ. Система позволила добиться экономии свыше 1,5 миллиона рублей. Активно внедрял бурение клиновидными пластинками на руднике «Ниттис-Кумужье». Подобные пластинки применялись и на «Кауле».

Автор ряда статьей в специальных журналах. Им была написана брошюра «Многоперфораторное бурение» и подготовлена к печати книга «Описание и анализ практики разработки месторождений «Ниттис-Кумужья», которая была написана по заказу Всесоюзного института, занимающегося проблемами горного дела.

В.Трофимов был освобожден от занимаемой должности приказом министра от 6 октября 1948 года

Ильин Абрам Аронович.  

Выпускник Киевского института народного хозяйства 1927 года.

До поступления в институт служил в Красной Армии, затем по окончанию вуза работал на Украине. С 1934 года работник ЦК ВКП(б), в том числе был заведующим отделом металлургической промышленности. В 1937-1938 гг. возглавлял отдел кадров наркомата тяжелой промышленности. Последующие два года был заместителем начальника «Главмеди». В 1938- 1948 гг.. начальник Главсбыта НКЦМ(министерства).

Директором Печенгского никелевого комбината назначен приказом по министерству металлургической промышленности от 6 октября 1948 года.

Правительственные награды: ордена Трудового Красного Знамени и «Знак Почета», полученные в 1942 году за выполнение оборонных заказов; медали «За оборону Москвы», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Трагически погиб в авиационной катастрофе при возвращении из Мурманска в Никель 23 января 1949 года. Самолет загорелся при взлете  аэродрома Ваенга. Вместе с ним погибли также главный инженер комбината Аркадий Евгеньевич Бердников, заместитель директора по кадрам и быту Осман Асанович Бекиров, парторг ЦК ВКП(б) на комбинате Борис Александрович Копнов. В телеграмме соболезнования, подписанной министром металлургической промышленности СССР Тевосяном, указаны также погибшие в том же полете Федор Иванович Коротаев, Николай Васильевич Чернышев, Александр Александрович Монин, Василий Георгиевич Макаров.

Петров Андрей Иванович.  

Выпускник Ленинградского горного института был в 1936 году направлен для работы на комбинат «Североникель» Начинал с должности начальника участка рудника «Сопча». Избирался в 1937 году секретарем Мончегорского РК ВКП(б). Далее работал на руднике «Ниттис-Кумужье» начальником и техруком, главным инженером рудника. Перед войной — начальник рудника «Сопча».

С начала войны был зачислен в состав «Оборонстроя», которым руководил М.Царевский. Возглавлял команду подрывников, которым, в случае необходимости, предстояло взорвать объекты комбината. В составе 2-й саперной армии, которой командовал Царевский, А.Петров занимался сооружением оборонных объектов. После расформирования армии направлен на Актюбинский комбинат НКВД, работал в дальнейшем на Южуралникеле на Киперсайском руднике.

С 20 апреля 1945 года приказом по наркомату назначен начальник техотдела «Печенганикеля».С мая 1946 года- начальник производственно- технического отдела. С марта 1947 года возглавляет рудник «Каула».

Был директором Печенгского никелевого комбината с марта 1949 года по октябрь 1953 года. Передал дела Н.Самуляку.

Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Знак Почета. В числе наград — медали «За оборону Советского Заполярья», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», знак «Отличник соцсоревнования цветной металлургии страны», которым он был удостоен в 1944 году.

Самуляк Николай Михайлович.  

По образованию — горный техник, закончил горное отделение Всесоюзного учебного комбината имени Молотова в Ленинграде (1933 год). Трудился на карьере в Московской области. Далее служил на Дальнем Востоке. По окончанию военной службы в 1937 году прибыл в Мончегорск. Был начальником смены на рудниках Нюд и Ниттис-Кумужье. В июле 1939 года снова призван на военную службу, которую проходил в частях Ленинградского и Закавказского военных округов. По возвращению на Север (сентябрь 1940 года) —  начальник шахты №1 рудника Кумужье.

После начала войны — заместитель главного инженера полевого строительства «Севоборонстроя» НКВД СССР. В январе сорок второго направлен в Джезгазган, где был главным инженером и начальником шахтоуправления по август 1943 года. Вернулся в Мончегорск в сентябре, назначен сначала главным инженером, а потом начальником рудника Ниттис-Кумужье. С августа 1951 года стал заместителем директора комбината «Североникель». В октябре 1953 года назначен директором Печенгского никелевого комбината и исполнял эти обязанности до ухода на пенсию в декабре 1969 года.

Отмечен правительственными наградами — ордена Ленина, Трудового Красного Знамени, медали «За оборону Советского Заполярья», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть», Ленинской юбилейной медалью. Н.Самуляк награжден знаком «Шахтерская слава».Он —  почетный житель Печенгского района.

  ЖДАНОВСКИЙ  ГОК

— Петров Никифор Васильевич был первым директором Ждановского ГОКа. До этого работал на «Североникеле», а с 1952 года — на руднике «Каула». Директором нового горно-обогатительного комбината в Заполярном назначен в феврале 1960 года.

— Дзахов  Камбулат  Николаевич  

Закончил Орджоникидзевский институт цветных металлов в 1938 году. Распределен на «Североникель», где начинал с должности сменного мастера рафинировочного цеха. Перед эвакуацией — начальник отделения цеха. До возвращения в июле сорок второго года  работал в Кировограде мастером.  В Мончегорске был сначала назначен начальником рафинировочного цеха. В дальнейшем занимал посты главного диспетчера комбината, заместителя директора.

 В июле 1961 года переведен на Ждановский ГОК директором комбината. Работал в этой должности до 22 мая 1964 года. Затем уехал на родину в Орджоникидзе.

В 1943 году Дзахов награжден орденом Красной Звезды  за восстановление «Североникеля». Среди других наград- орден Трудового Красного Знамени, медали «За оборону Советского Заполярья», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За трудовую доблесть».

 Савченко Иван Тимофеевич.

Трудовую деятельность начинал в Белоруссии, где работал плотником Белстройконторы. Далее трудился на Украине в г.Днепродзержинске электриком, экономистом на вагоностроительном заводе, заведующим плановым отделом горкомхоза.

В 1939 году переезжает в пос. Байконур, где возглавляет плановый отдел Байконурских копи Карсакпайского медькомбината. В дальнейшем был руководителем планового отдела на Джезказганском комбинате, а в 1944-1954 г.г. — директором Бурибаевского рудоуправления и с 1954 года по 1963 год — директором Учалинского горнообогатительного комбината в Башкирии. В это же время закончил Нижне-Тагильский горнометаллургический техникум и Магнитогорский горнометаллургический институт. В 1963 году был приглашен для работы в Мурманский совет народного хозяйства, где возглавил производственно-техническое управление и одновременно был заместителем начальника горнометаллургического управления СНХ.

С мая 1964 года —  директор Ждановского ГОКа. В этой должности работал до апреля 1967 года и был переведен на Печенгский никелевый комбинат «Печенганикель»  заместителем  директора-главным экономистом предприятия. В августе 1969 года стал директором Африкандского рудоуправления.

Дважды награжден орденом «Знак Почета», а также медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть», «За освоение целинных земель».

Гамберг Радомир Моисеевич.  

В 1952 году закончил Московский институт цветных металлов и золота. После института работал на Зыряновском свинцовом комбинате, где за десять лет прошел путь от молодого специалиста до начальника рудника. В дальнейшем — Иртышский полиметаллический комбината, главный инженер. В 1964 году без отрыва от производства закончил аспирантуру Московского института радиоэлектроники и горной электромеханики, стал кандидатом технических наук.

Приказом по МЦМ СССР от 17 марта 1967 года назначен директором Ждановского комбината. После объединения комбинатов Печенгского района возглавил горно-металлургический комбинат «Печенганикель». В 1971-1975 гг. был генеральным директором объединения «Никель» и  одновременно — директором комбината «Североникель».

Награжден орденами «Знак Почета» и Трудового Красного Знамени, юбилейной ленинской медалью. Имеет знак «Изобретатель СССР» за ряд изобретений. Автор 32 научных трудов, двух книг.

К сожалению, был незаслуженно обвинен в хозяйственных преступлениях, осужден. Но в декабре 1989 года полностью реабилитирован с возвращением всех наград. В цветную металлургию не вернулся, после освобождения работал в тресте «Кольстрой». Последняя должность — заместитель управляющего.

Р.М.Гамберг был первым директором горно-металлургического комбината «Печенганикель». После его перехода на должность генерального директора объединения «Никель» директором комбината стал А.М.Матвеев.

ГОРНО – МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ КОМБИНАТ  «ПЕЧЕНГАНИКЕЛЬ»

Матвеев Алексей Матвеевич.  

В довоенные годы поступил в Ленинградский горный институт. Но учебу прервала война и Матвеев по окончанию артиллерийского училища участвует в боевых действиях на Карельском и 1-м Белорусском фронтах. Демобилизован в 1946 году, после чего вернулся в горный институт.

С января 1949 года, окончив институт с отличием, работает на комбинате «Североникель» старшим мастером, техническим руководителем в рафинировочном цехе. В течение двух лет возглавлял партийный комитет комбината.

По окончанию Высшей партийной школы при ЦК КПСС (диплом с отличием) направлен на работу в Мурманскую область. Был первым секретарем Кировского горкома, секретарем и вторым секретарем Мурманского обкома КПСС. В 1966 — 1971 г.г. — председатель Мурманского облисполкома. Возглавлял комбинат «Печенганикель» в 1971-1974 гг. до выхода на пенсию.

Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, трижды был делегатом съездов КПСС. Награды: Орден Отечественной войны П степени, трижды- орден Трудового Красного Знамени, медали «За трудовое отличие», «За оборону Советского Заполярья», «За оборону Ленинграда» и другие.

Климов Эдуард Николаевич.

Выпускник Харьковского горного института (диплом с отличием) по специальности горный инженер-технолог. В 1959 году по распределению направлен на комбинат «Печенганикель», где прошел трудовой путь от старшего флотатора до директора комбината. За это время был мастером, главным инженером и начальником обогатительной фабрики. Должность директора комбината занимал с июля 1974 года по январь 1984 года.

После «Печенганикеля» был направлен в длительную загранкомандировку в Монголию, где работал генеральным директором горно-обогатительного предприятия «Эрдэнэт». По возвращению в СССР работал в Запорожье, затем вернулся на Кольский полуостров, был заместителем губернатора области. В дальнейшем — генеральный директор фирмы «Кола — Майнинг», которая занималась разведкой полезных ископаемых. В 2006 году вышел на пенсию.

За свой труд отмечен Ленинской юбилейной медалью, орденом «Знак Почета», медалью «За отличие в охране государственной границы СССР» ( за шефство над пограничными войсками), знаком «Отличник соцсоревнования МЦМ», медалями ВДНХ СССР.

В 1973 году принимал участие в качестве научного туриста в работе Х международного конгресса по обогащению полезных ископаемых, который проходил в Лондоне.

Галушко Олег Яковлевич.  

В 1965 году закончил Уральский политехнический институт по специальности инженер-металлург. Начинал с рабочего места конвертерщика и прошел путь до начальника плавильного цеха никелевого завода в Норильске. Из Норильска направлен на Кольский полуостров, где был назначен главным инженером комбината «Печенганикель». С 1985 года по январь 1992 года был директором предприятия.

Без отрыва от производства окончил аспирантуру Ленинградского горного института. Кандидат технических наук. Автор нескольких научных статей, ряда изобретений. Награжден орденами «Знак Почета», Трудового Красного Знамени. Отмечен знаком «Изобретатель СССР».

После «Печенганикеля» был направлен в длительную зарубежную командировку в Англию.

Блатов Игорь Александрович.  

Уроженец города Мончегорска, но школу закончил в Никеле, куда на работу были переведены его родители. В 1958 году поступил в Ленинградский горный институт на металлургический факультет по специальности «Обогащение полезных ископаемых». По окончанию института с 1963 года — на «Печенганикеле»

Начинал с должности сменного мастера и прошел все ступени до генерального директора предприятия. На эту должность был назначен в январе 1992 года, До этого в течение почти семи лет — главный инженер комбината. Был кандидатом технических наук. В марте 1999 года защитил докторскую диссертацию. И.А.Блатов — действительный член Российской академии естественных наук, член-корреспондент Международной инженерной академии, академический советник Инженерной академии России. Имеет более пятидесяти научных трудов, ряд изобретений.

Отмечен орденом Дружбы народов, ленинской юбилейной медалью, медалями ВДНХ СССР. За шефство над погранвойсками страны удостоен именного оружия.

При организации Кольской горно-металлургической компании был назначен ее генеральным директором и проработал в этой должности с ноября 1998 по октябрь 2001 года, когда был избран председателем Совета директоров КГМК. (до декабря 2005 года).  На посту председателя Совета директоров ОАО «Кольская ГМК» его сменил Александр Дмитриевич Крупадеров, ранее работавший заместителем генерального директора КГМК.

КОМБИНАТ «СЕВЕРОНИКЕЛЬ»

О довоенном директорском корпусе комбината уже было рассказано. Названы также те, кто руководил предприятием в годы Великой Отечественной войны — Константин Маков и Василий Федоров. Познакомились читатели и с биографией первого послевоенного директора «Североникеля» Виктора Носаля. Далее комбинатом руководили:

Матюшкин Дмитрий Иванович.

Он больше всех был в директорском кресле — одиннадцать лет.  Он первый, кто до этой должности работал ранее на комбинате. На «Североникель» Матюшкин прибыл в 1935 году, стал начальником горного участка. После обучения в Промакадемии возглавил рудник «Ниттис-Кумужье». Когда началась Великая Отечественная война, работал в «Оборонстрое». Затем вернулся на комбинат. В июне 1945 года назначен заместителем директора предприятия, а в 1951 году -директором «Североникеля». Он проработал в этой должности до 1962 года, передал дела Георгию Павловичу Лешке, а сам остался на предприятии в качестве заместителя директора до выхода на пенсию в 1967 году.

Его работу на посту директора высоко ценили в Министерстве цветной металлургии СССР. Это было время, когда «Североникель» стал крупнейшим предприятием отрасли, производящим около одной трети никеля и одной четверти кобальта от общего производства этих металлов в стране. Д. Матюшкин за свой труд был отмечен двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, медалями, числе которых медаль «За оборону Советского Заполярья». Д.Матюшкину в числе первых в октябре 1967 года было присвоено звание «Почетный гражданин Мончегорска», города, в котором он проработал 32 года.

Лешке Георгий Павлович.

Инженер-металлург, выпускник Днепропетровского металлургического института (1939 год). Начинал свою инженерную стезю в Челябинске: начальник смены, технолог цеха, заместитель начальника цеха на заводе ферросплавов. С 1943 года работал начальником цеха в Актюбинске. С 1950 года —  на «Североникеле». Техрук и начальник плавильного цеха. Должности, на которых он смог проявить себя как умелый организатор и талантливый инженер. Затем Г.П.Лешке на партийной работе: с 1957 года — секретарь парткома комбината, с 1959 года — первый секретарь Мончегорского горкома КПСС.

На должность директора назначен в 1962 году. После образования объединения «Никель» с декабря 1969 года одновременно являлся генеральным директором объединения. Свою директорскую «девятилетку» отметил званием лауреата Ленинской премии (1965 год). Г.Лешке — Почетный гражданин Мончегорска  (сентябрь 1986 года).

Г. Лешке был делегатом двух партийных съездов. Награжден дважды орденами Ленина, а также орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.», «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть».

В годы директорства Лешке комбинату было присвоено имя В.И.Ленина (1964 год) и предприятие было награждено орденом Ленина (1966 год). С июня 1971 года Лешке работает в Министерстве цветной металлургии страны сначала начальником одного из управлений, а в дальнейшем — заместителем министра

Г.П.Лешке сменил на посту генерального директора объединения «Никель» и директора комбината «Североникель» Р.М.Гамберг. О его нелегкой судьбе читатели уже знают. И достойно сожаления, что этому талантливому организатору производства не удалось осуществить свои планы.

Два последующих директора были выходцами из трудового коллектива предприятия

Рябко Георгий Тимофеевич.

Инженер-металлург. Окончил Ленинградский горный институт. С 1951 года на комбинате «Североникель». Одна интересная деталь. Производственную практику Рябко проходил в Норильске. Ее прохождение было оценено на «отлично» и руководство НГМК обратилось с просьбой направить будущего инженера по окончанию института в Норильск. Но в министерстве решили, как мы видим, иначе.

Работал в опытно-исследовательском цехе предприятия старшим инженером. Затем перешел в кобальтовый цех, где последовательно занимал должности начальника участка, технического руководителя цеха, начальника цеха. Возглавлял электролизный цех комбината и в этой должности стал лауреатом Ленинской премии  1965 года. В дальнейшем — заместитель директора по экономике, а с 1973 по 1977 гг. — генеральный директор объединения и директор головного комбината. После завершения своего директорства  стал начальником цеха заводских лабораторий.

Г.Т.Рябко был отмечен многими наградами. Орден «Знак Почета», медали «За трудовую доблесть», Ленинская юбилейная, золотая медаль ВДНХ, звание «Заслуженный рационализатор РСФСР». Многие его изобретения внедрены в производство.

Его сын Александр Георгиевич Рябко, уроженец г. Мончегорска, пошел по стопам отца, стал металлургом, Он доктор технических наук, член — корреспондент Российской академии естественных наук, автор более 60 научных публикаций и свыше 20 изобретений. В течение десяти лет (с 1995 года) возглавлял институт «Гипроникель».

Крылов Анатолий Сергеевич.

Родился в Мурманске, но вскоре с родителями в 1936 году переехал в Мончегорск. Здесь закончил школу, Мончегорский горно-металлургический техникум. По его окончанию в 1951 года — начальник смены кобальтового цеха. В 1954 году направлен на учебу в Северо-Кавказский горно-металлургический институт, по окончанию которого вернулся в Мончегорск. Мастер электролизного цеха, технический руководитель (в этой должности стал лауреатом Ленинской премии), начальник электролизного цеха.

С января 1972 года начальник отдела Главникелькобальта, затем -директор Московского медеплавильного и медеэлектролитного завода. Вновь вернулся в Мончегорск в декабре 1973 года в связи с назначением на должность главного инженера объединения. В 1977 году принял дела у Г.Т.Рябко. Надо отметить, что этот год ознаменован завершением работы объединения «Никель». Оно было реорганизовано, комбинаты стали вновь полностью самостоятельными.

За свою работу награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалями. Заслуженный металлург РСФСР. Заслуженный рационализатор РСФСР, автор более двадцати изобретений по улучшению технологического процесса получения никеля и кобальта.

Его директорство выпало на непростое время. Еще при Рябко началось строительство объектов пятой очереди расширения комбината. При Крылове оно фактически завершалось. Совмещать действующее производство и столь обширное капитальное строительство было непросто. Но должной поддержке ему оказано главком не было. Итог- уход Крылова в 1982 году на работу заместителем председателя Президиума Кольского филиала Академии наук СССР.

К этому времени положение дел на «Североникеле» настолько ухудшилось, что председатель правительства Н.А.Тихонов потребовал от министра цветной металлургии П.Ф. Ломако принятия действенных мер по стабилизации положения на комбинате. Некоторое время комбинатом (А.Крылов был болен) напрямую руководили начальник главка В. Мурашов и заместитель министра Л.Козлов. В июле 1982 года на должность директора был назначен Г.П.Ермаков

Ермаков Геннадий Петрович.

Закончил Всесоюзный заочный политехнический институт (1970 год),  инженер- металлург, кандидат технических наук.(1980). Был в загранкомандировках в Польше, на Кубе и в Китае.

Трудовую деятельность начал в 1955 году на Иртышском медеплавильном заводе по окончанию Орского индустриального техникума. Далее была служба в Советской Армии (1956-1959 г.г.) и работа на комбинате «Южуралникель». В 1971-1974 г.г. занимал должности главного инженера, директора Буруктальского никелевого завода в г. Светлый Оренбургской области. В 1974 году награжден орденом Знак Почета. В течение пяти лет (1977-1982 г.г.) — главный инженер «Южуралникеля».

Комбинатом «Североникель» руководил с июня 1982 по сентябрь 1988 года. В 1988 году  перешел в Министерство цветной металлургии СССР, возглавил главное  научно-техническое управление. Последняя должность- заместитель министра.

Г.Ермаков — заслуженный металлург РСФСР. Звание присвоено в июне 1987 года. Он — почетный гражданин Мончегорска (решение принято в январе 2006 г.) За работу на комбинате в июне 1989 года награжден орденом Трудового Красного Знамени — за успехи в освоении новых видов продукции, повышение его качества и надежности, достижение высоких результатов в труде. При Г.П.Ермакове «Североникель» стал самым крупным никелевым заводом в мире, так как были введены в строй все мощности по пятой очереди расширения и реконструкции предприятия.

Худяков Василий Михайлович.

Инженер-металлург, выпускник Иркутского политехнического института. В Мончегорск прибыл вместе с Г.Ермаковым, вскоре стал главным инженером предприятия. До Кольского Севера трудился на комбинате «Южуралникель». Прошел все  ступени от плавильщика и сменного мастера до начальника производственного отдела.

После ухода Ермакова в министерство, возглавил комбинат. Первый и единственный выборный директор предприятия (с октября 1988 год). Далее — генеральный директор до ноября 1996 года, после чего до ухода на пенсию в январе 1997 года был исполнительным директором предприятия. Почетный гражданин Мончегорска (сентябрь 1997 года).

В.Худяков — действительный член Международной академии информатизации по разделу «Наука, Промышленность, Энергетика». Академик. Заслуженный металлург РСФСР(1989 г.). Отмечен орденом Дружбы народов, ему вручен патриархом Алексием II за строительство мончегорского храма орден Святого Благоверного князя Даниила Московского.

Хагажеев Джонсон Талович.

Временно исполнял обязанности генерального директора «Североникеля» с ноября 1996 года. Д.Хагажеев совмещал работу на «Североникеле» с должностью заместителя генерального директора РАО.

Д.Т.Хагажеев — профессиональный металлург, выпускник Северо- Кавказского горно-металлургического института. 25 лет проработал на Норильском комбинате, прошел путь от рабочего до руководителя Надеждинского металлургического завода. Потом в течение 5 лет работал генеральным директором Балхашского горно-металлургического комбината. В июле 1996 года был приглашен на работу в РАО «Норильский никель». Отмечен за труд многими правительственными наградами, Герой Социалистического Труда(1985 год). С 11 марта1997 года — генеральный директор АО «Норильский комбинат».

Мироевский Геннадий Павлович.

Родом из города Балхаш. Там же закончил химико-металлургический техникум. В 1973 год завершил учебу в Казахском политехническом институте. Работал на Балхашском горно-металлургическом комбинате, где начинал с плавильщика-загрузчика, затем был мастером, технологом, начальником участка, заместителем начальника, главным инженером и начальником цеха. С 1981 года он —  заместитель генерального директора комбината по производству, и с 1991 года — главный инженер предприятия.

Далее Г.П.Мироевский — заместитель председателя правления «Казметаллбанка», первый заместитель генерального директора акционерной компании «Казметалл». В июне 1997 года назначен Генеральным директором комбината «Североникель», а с момента образования КГМК он также и заместитель Генерального директора Кольской компании.

Г.П.Мироевский — кандидат технических наук, докторскую диссертацию защитил уже не работая на комбинате. Имеет более 30 изобретений в области цветной металлургии. Член-корреспондент Академии естественных наук по горно-металлургической секции.

* После образования в ноябре 1998 года Кольской горно-металлургической компании несколько видоизменилось и понятие «директор комбината «Североникель» («Печенганикель»). Но должности такие еще существовали.

На мончегорской площадке директорами «Североникеля» были Константин Демидов и Сергей Беседовский.

Посты директоров комбината «Печенганикель» занимали Юрий Зудин и Вячеслав Лисичев.

С 2006 года такой должности, как директор комбината, в структуре КГМК нет, так как в компании, как и в ГМК «Норильский никель», прошла реструктуризация по отраслевому принципу.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.  КГМК: ДОРОГА В ЗАВТРА

 

Глава первая. ДАЕШЬ СВОБОДУ!  

Несмотря на расширение производства никеля и других металлов, появление на «Североникеле» новых мощностей, положение наших комбинатов оставалось весьма сложным. Попытки решить возникшие проблемы в рамках союзного министерства цветной металлургии успеха не принесли. И тогда после долгих организационных, экономических и политических усилий была осуществлена давняя идея и Постановлением Совета Министров СССР от 4 ноября 1989 года №947 был образован Государственный концерн «Норильский никель», куда вошли Норильский горно-металлургический комбинат, комбинаты «Печенганикель» и «Североникель», а также Красноярский завод цветных металлов и Оленегорский механический завод. Создание концерна позволило выйти из состава министерства металлургии СССР. Понятно, что такое серьезное действо в министерстве поддержки не находило.

Но «за» были другие центральные органы. Госплан, к примеру, в проекте плана на 1990 год даже записал показатели и госзаказ одной строкой — по концерну «Норильский никель».

«За» были и ведущие экономисты страны, в частности, член-корреспондент Академии наук СССР, народный депутат Н.Петраков. В своей записке на имя Председателя правительства СССР Николая Рыжкова он указал, что «концерн «Норильский никель», будучи выведенным из состава Министерства металлургии СССР, способен полностью функционировать и развиваться за счет собственных заработанных средств. Северный гигант станет основным поставщиком никеля, кобальта, меди, металлов платиновой группы — с общим объемом производства товарной продукции в несколько миллиардов рублей и прибылью в 1,5 миллиарда; общая численность концерна достигнет 160 тысяч человек».

В первых числах декабря 1989 года в Норильске прошла учредительная конференция. На ней было зафиксировано образование концерна. С этим событием поздравил трудовые коллективы Государственного концерна по производству цветных металлов глава правительства Советского Союза Николай Рыжков. В приветствии сказано, что концерн образован в результате добровольного объединения трудовых коллективов и что его появление — «конкретный пример творческого подхода к новым возможностям, открываемым экономической реформой, в целях повышения эффективности использования природных ресурсов, производственного и научно-технического потенциала и тем самым ускоренного социального развития трудовых коллективов».

Председателем правления был избран А.В.Филатов, генеральный директор НГМК.

 

Глава вторая. ТРУДНОСТИ 90-х.  

Февраль 1991 года. Мончегорск. Совет представителей предприятий, входящих в концерн.

Из материалов газетного отчета:

…Среди экономической неразберихи и политической нестабильности в стране трудно оставаться в преуспевающих. Государственный концерн в 1990 году работал неустойчиво и, по многим показателям, ниже уровня прошлого года. Народному хозяйству недопоставлены тысячи тонн цветных металлов — на сумму 84 миллиона рублей.

…Страну лихорадит, впервые за послевоенные год падают объемы производства. Не избежал этой участи и «Норильский никель»- производство промышленной продукции снизилось к уровню 1989 года на 190,7 миллиона рублей. Финансовое положение предприятий концерна пошатнулось. Прибыль концерна уменьшилась на 34,3 миллиона рублей и пришлось на 4 миллиона урезать фонды экономического стимулирования, в том числе и фонд развития производства, науки и техники, фонд социального развития. …Комбинаты «Печенаганикель» и «Североникель» из-за отсутствия технологических материалов, в первую очередь, соды вынуждены были несколько раз останавливать производство. Норильские горняки снизили добычу руды- возник дефицит сырья и полуфабрикатов, в том числе и на предприятиях Кольского полуострова.

…Концерну не удалось заключить все необходимые хозяйственные договора на поставку ресурсов своим предприятиям.42 процента- таков уровень заключенных договоров на 1 января 1991 года. Из- за этого договора на поставку продукции были заключены лишь на первое полугодие — по НГМК, а по «Североникелю» — лишь на первый квартал 1991 года…

Вывод, сделанный на совете:

…Все это ставит под сомнение устойчивую работу предприятий концерна в начавшемся 1991 году. Контракты с иностранными поставщиками, которые бы смогли выручить концерн, остались без оплаты. На счетах концерна не было валюты…

Анатолий Филатов, председатель правления концерна:

…Мы получили такую свободу, которой раньше не имели. Однако непросто работать в условиях, когда правительство страны одной рукой дает производителю «зеленую улицу», а другой протягивает на его пути колючую проволоку…

Естественно, что и на кольских комбинатах положение было сложным.

Из газетного отчета о заседании совета:

…«Печенганикель». Труд горняка значительно обесценен. Чтобы сохранить уровень заработной платы, комбинату надо сократить полторы тысячи работников. А кто будет работать? Куда деть « лишних» людей? К тому же комбинат — градообразующее предприятие и оно вкладывает деньги в развитие района. А прибыли сегодня нет. На трудовой конференции предприятия было принято обращение к союзному правительству с предложением поднять цены на продукцию комбината.

…«Североникель». Положение не лучше. Жизнь на Севере дорожает, заработки не обеспечивают нормального существования. Зарплата в средней полосе догоняет северные со всеми их «полярками» и коэффициентами. Союзное правительство согласно с тем, что оплату труда северян надо увеличить на 40-50 процентов, но деньги на это концерн должен найти сам. Ведь он — свободная хозяйствующая единица…

Анатолий Филатов, подводя итоги встречи, заявил:

…Не надо рвать на себе рубашку, мы должны все взвесить объективно. Почему концерн лихорадит? Разбалансированность в обществе, разрыв привычных связей- мы в этой ситуации не нашли новых форм в работе с нашими коллективами, анализировали вдогонку, принимая меры по стабилизации положения.

Процессы в обществе и дальше будут осложняться — это нужно иметь ввиду, чтобы прогнозировать обстановку, избегать острых углов…

Но никто, наверное, не предполагал, что в конце 1991 года не станет Советского Союза, что проводимые уже в рамках России реформы не только не улучшат ситуацию, но и приведут к серьезным изменениям, как в экономике, так и в политике взаимоотношений между государством и предприятиями.

Глава третья. ХРОНИКА «СМУТНОГО ВРЕМЕНИ» — 1. «ПЕЧЕНГАНИКЕЛЬ»

В 1992 году началась подготовка к очередному этапу реформ — приватизации. В июле вышел Указ Президента России «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий в ак+ционерные общества». Государственный концерн должен был преобразоваться в акционерное общество открытого типа и был подготовлен проект постановления правительства.

30 июня 1993 года вышел Указ Президента «Об особенностях акционирования и приватизации российского государственного концерна по производству и цветных и драгоценных металлов «Норильский никель». Комиссию по приватизации возглавил А.Б.Чубайс, который был в то время председателем Госкомитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом. Комиссия должна была, как это было определено Указом, сохранить технологическую целостность и хозяйственную самостоятельность концерна, преобразовать дочерние общества РАО, при этом для работников сохранялись льготы и коэффициенты к заработной плате.

Указом было определено, что 51 процент голосующих акций остается в собственности государства, а часть именных привилегированных акций, составляющих 25 процентов уставного капитала, безвозмездно передается членам трудовых коллективов, но в общей сумме не более 20 установленных государством размеров минимальной оплаты труда в расчете на одного работника. Можно было также кроме этого приобрести акции по закрытой подписке (за ваучеры или за деньги).

В состав акционерного общества включен, кроме уже бывших в концерне предприятий, институт «Гипроникель».

А.В.Филатов сохранил за собой пост председателя совета директоров — президента РАО «Норильский никель». Но впереди уже назревали серьезные изменения.

Некоторые факты из жизни «Печенганикеля» в 90-е годы (до образования КГМК):

* Правительство Российской Федерации 1 июля 1995 года принимает постановление «О мерах государственной поддержки реконструкции металлургического производства акционерного общества «Горно-металлургический комбинат «Печенганикель». Оно, как сказано в преамбуле, принято в целях улучшения экологической обстановки на Кольском полуострове и выполнения требований Конвенции о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния, принятой ООН в 1979 году. Согласно этого постановления реконструкция должна была проводиться по итогам международного конкурса. Российская сторона в качестве меры государственной поддержки предусматривала выделение на проведение реконструкции бюджетные средства, эквивалентные 42 миллионам долларов США (на паритетной основе с правительством Норвегии, выделяющим аналогичную сумму)

* Положение на руднике «Северный». Из интервью начальника рудника Владимира Кузнецова. Август 1996 года:

…Рудник наш считался даже уникальным. А теперь вот превращается в производственного урода. Проблемы накапливались годами. Импортное оборудование требовало запчастей, возникали и другие проблемы, одна из которых связана со строительством вертикального ствола (через год можно «праздновать» двадцатилетие начала строительства)… Чтобы вывести рудник из такого положения, нужны сегодня приличные деньги. Но денег, как известно, на комбинате нет. Руднику скорректирован производственный план в сторону уменьшения- почти на 50 процентов. Закрыли один горный участок, а людей временно направили на вспомогательные работы в цех обжига…

Игорь Блатов, генеральный директор АО «ГМК «Печенганикель»: 

…Год 1997 был довольно сложным для коллектива комбината. В основном это связано с ощутимой нехваткой финансов. Именно недостаток финансовых средств не позволил в полной мере осуществлять приобретение самого необходимого: запасных частей, оборудования, материалов, топлива…Рост цен на электроэнергию и топливо сделал убыточной переработку бедный руды. Она складируется в отдельный отвал. Нелегко работать обогатителем (перерабатывали труднообогатимое сырье при нехватке реагентов), обжиговщикам (в цехе шли длительные ремонты), автотранспортникам (при дефиците деталей и двигателей). Но труднее всего было плавильщикам. И все же мы смогли сконцентрировать свои усилия, и план года по основным показателям был выполнен…

* На комбинате «Печенганикель» разработано и подписано Соглашение о создании совместно с финской фирмой «Оутокумпу» горной компании на базе рудников «Центральный» и «Северный».

Принята инвестиционная программа, предусматривающая реализацию в 1998-1999 г.г. первоочередных проектов, что должно обеспечить рентабельность производства, улучшить финансово- экономическое состояние предприятия.

* Работу комбината «Печенганикель» осложнило и резкое падение цен на никель в 1998 году. Поэтому были разработаны меры, которые должны были позволить комбинату «Печенганикель» остаться «на плаву». Если этого не сделать, то в короткий срок наступит банкротство комбината и станет возможным его ликвидация. Разъясняет положение директор горного производства Игорь Камкин:

…В такую ситуацию мы попадаем второй раз за последние два года. В начале 1997 года обстановка на комбинате была такой, что пришлось принимать неординарные меры. Первые четыре месяца мы отработали с большим дефицитом бюджета, и затраты на один рубль товарной продукции составили 126 копеек. Но в прошлом году мы ограничились принятием только технических мер.

В декабре 1997 года резко упали цены на металл, а в январе дефицит бюджета стал еще больше из-за обвального падения цен. Ценовой прогноз неутешительный. В меньшей степени это затронуло «Североникель», потому что он — переработчик. Мы же — сырьевики.

Мы приняли решение со второго полугодия отказаться от норильской руды. Она сейчас для нас убыточна. Сократятся объемы переработки в плавильном цехе. Сокращение объемов в этом цехе и закрытие ряда участков приведет к сокращению численности работников. Все работы по капстроительству, кроме рудника, будут прекращены…

Особо Игорь Камкин подчеркнул, что без стабильной работы комбината не может идти речи о нормальной жизни не только в районе, но и в области. Если остановится «Печенганикель», то рухнет и «Североникель», ведь сорок процентов сырья он получает из Печенги.

И, в завершении, фрагмент из статьи Генерального директора «Печенганикеля Игоря Блатова, в которой подводятся предварительные итоги 1998 года. Напомним, что в ноябре этого года была создана Кольская горно-металлургическая компания:

…Этот нелегкий и напряженный для всего коллектива год завершается. Трудно России и, по всей вероятности, нам с вами пережить придется еще немало. Избавиться от груза недостатков в 1999 году- значит создать определенный запас прочности. Ведь предстоит решить очень трудную задачу- сокращение затрат на производство.

Надежды на успешную работу в дальнейшем мы связываем с созданием Кольской горно-металлургической компании. На сегодняшний день это единственный источник привлечения инвестиций в наше производство. Другого варианта при нынешней ситуации нет…

 

Глава четвертая. РАЗ, ДВА, … ПЕРЕДАНО!..  

17 ноября 1995 года контрольный пакет акций РАО «Норильский никель», принадлежащий государству, был передан по итогам залогового аукциона ОНЭКСИМ — банку. За 170 миллионов долларов…

5 декабря 1995 года в Заполярье прибыла большая группа специалистов финансово-промышленной группы (ФПГ). Ей предстояло, в частности, изучить текущее финансовое положение «Североникеля», состояние бухгалтерского учета, экспортно-импортные операции. Возглавил группу экспертов президент Акционерного коммерческого банка Александр Хлопонин

Из истории финансово-промышленной группы:

История группы началась в 1991 году, когда разразился финансовый кризис с Внешэкономбанком. Тогда возникла идея создания Международной финансовой компании, как одного из банков. В 1992 году была получена генеральная лицензия Центробанка. В 1993 году создан Объединенный экспортно-импортный банк, в числе учредителей — концерн «Норильский никель». На момент залогового аукциона ФПГ состояло из двух крупнейших банков. Совокупный оборот баланса превышал 20 триллионов рублей.

Из интервью с Александром Хлопониным. Декабрь 1995 года:

…17 ноября на залоговом аукционе нами было приобретено право предоставить правительству кредит в размер 170 миллионов долларов под залог контрольного пакета акций РАО «Норильский никель».Ни о какой покупке пакета пока речи не идет. Он находится у государства. Мы получили лишь право участвовать в разработке ряда инвестиционных программ РАО.

…До февраля 1996 года мы должны предоставить в правительство план финансового оздоровления предприятий РАО. Мы планируем привлечь инвестиций в размере 1 миллиарда долларов. Но, прежде всего мы хотим понять, что необходимо предприятию, в чем проблема кризиса…

…Что касается «Норильского никеля», то мы два года работаем с ним. Объем уже предоставленных РАО инвестиций превышает 200 миллионов долларов США…

…Мы хотим помочь вам навести порядок в финансовых вопросах, ни в коей мере не вторгаясь в производство, где вы хорошие специалисты….

Вот такое было интервью. А 28 июля 1996 года на годовом собрании акционеров РАО председателем правления — генеральным директором РАО был назначен Александр Хлопонин.

Хлопонин Александр Геннадьевич. Родился в марте 1965 года. В 1982 году поступил на факультет международной экономики Московского финансового института. После института работал ведущим специалистом отдела государственных кредитов Внешэкономбанка СССР. С 1992 года — заместитель Председателя Правления, а с 1994 года — Председатель Правления и Президент банка «Международная финансовая компания».

Возглавлял «Норильский никель» до своего избрания на пост губернатора Красноярского края в феврале 2001 года. С февраля 2001 года генеральным директором РАО и одновременно генеральным директором ОАО «Норильская горная компания», членом Совета директоров РАО стал Джонсон Талович Хагажеев.

 

Глава пятая. ХРОНИКА «СМУТНОГО ВРЕМЕНИ» — 2. «СЕВЕРОНИКЕЛЬ»  

* Головная боль предприятия-долги по зарплате. В последние дни декабря 1995 (явление в Мончегорске ранее незнакомое) был перекрыт кострами проезд из города на комбинат. Протест был правильно понят, стали выдавать деньги, но общая обстановка с выплатой заработной платы улучшилась незначительно.

* 1996 год. Новое руководство «Норильского никеля» считало комбинат «Североникель» предприятием неэффективным и едва не угасающим. Экономическое и финансовое положение его представляло по сути явного банкрота, и уже принимались распорядительные документы о закрытии первого электролизного и плавильного цехов, сокращении численности работающих до 7-8 тысяч человек. Но удалось убедить руководство РАО, что при увеличении объемов производства будут снижаться удельные затраты на единицу продукции. Главная проблема, которую предстояло решить, это надежное обеспечение предприятия сырьем.

* Еще одна проблема — долги перед бюджетом, Норильским комбинатом и подрядчиками. На 1 января 1997 года они составляли (в тогдашних деньгах) более 3 триллионов рублей, причем непомерно высокие пени и штрафы в несколько раз увеличивали суммы налогов.

По словам руководителей комбината, на экономике предприятия как бы затянули узел: с одной стороны- большие долги, с другой- необходимость крупных инвестиций в реконструкцию. Именно поэтому одним из главных направлений стала экономия на всем, где только можно.

* Апрель 1997 года. Постоянные споры между комбинатом и налоговыми органами Мурманской области. По справке областной налоговой службы «Североникель» был самым крупным недоимщиком в регионе. Представителей предприятия вызвали в Москву на заседание межведомственной балансовой комиссии. Эта комиссия не раз рассматривала положение дел на комбинате и в РАО. Вывод МБК был таков:

…Единственно возможным выходом из ситуации с бюджетными задолженностями комбината является переход на своевременную и полную уплату текущих налоговых платежей и реструктуризацию долгов с графиком погашения как минимум на четыре года…

Но у нас в государстве, как это потом выяснилось, различных комиссий много, но согласовывать свои действия они не собираются.

* С 1 апреля 1997 года комбинат стал работать с Норильским ГМК по договору толлинга. «Североникель» перерабатывает полученное из Норильска сырье и возвращает металл, получая деньги только за переработку. В этом случае наращивание долга перед НГМК будет прекращено, пока же его сумма составляет 1 триллион 300 миллионов рублей.

Глава шестая. ВЧК  НАНОСИТ  УДАР…

29 июня 1998 на «Североникель» пришла телеграмма с вызовом на заседание временной чрезвычайной комиссии при правительстве (ВЧК). Заседание комиссии проходило 1 июля. Характерная деталь — на заседании был только директор комбината Геннадий Мироевский, представителей РАО на него не пустили.

Столкнулись две точки зрения на положение дел в Мончегорске. Докладчик, представитель Федеральной службы по делам о несостоятельности, утверждал, что положение дел на комбинате резко ухудшилось со второй половины 1997 года. Говорилось о неуплате в Пенсионный фонд, о задолженности по федеральному бюджету.

Геннадий Мироевский доказывал, что в 1997 году на предприятии возросли объемы производства, причем прирост по никелю составил более чем на 50%. Что касается долгов в федеральный бюджет, то в отличие от других экспортеров (на комбинате 95 процентов продукции идет на экспорт) нет льгот по налогу на добавленную стоимость. А они должны быть.

Однако вслушиваться в доводы представителя комбината никто не стал. Заранее подготовленное решение изменить не захотели. Г.Мироевскому было сказано: «Решение принято, вы свободны!». А еще было заявлено, что за наши долги солидарно должно отвечать РАО.

Генеральному директору РАО «Норильский никель» А.Хлопонину

Выписка из решения ВЧК от 1 июля 1998 года

………………………………………………………………

«3. В отношении ОАО «Комбинат Североникель»:

3.1. Установить 1 августа 1998 года сроком погашения задолженности ОАО «Комбинат Североникель» в федеральный бюджет и Пенсионный фонд Российской Федерации.

3.2. В случае неисполнения пункта 3.1 настоящего протокола Госналогслужбе России (Б.Федорову), Минюсту России (П.Кондрашову), ФСДН (Г.Талю) совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами принять необходимые меры по истребованию задолженности ОАО «Комбинат Североникель» перед федеральным бюджетом, включая обращение взыскания на имущество должника и привлечение в установленном порядке к субсидиарной ответственности РАО «Норильский никель»…

………………………………………………………………..

5. Госналогслужбе России (Б.Федоров) и ФСНП (С.Алмазов) в суточный срок осуществить в установленном порядке действия по наложению ареста на имущество… (указан ряд предприятий, в том числе и «Североникель»).

Общая реакция на местах: Непонятно, почему такие экстренные меры? Почему именно «Североникель» выбран «мальчиком для битья»? Или это предупреждение всему «Норильскому никелю»? 

Мнение профсоюзов РАО

Из обращения к Президенту Б.Ельцину:

…Профсоюзы РАО «Норильский никель» обращаются к вам в связи с чрезвычайными обстоятельствами, которые в последнее время угрожают деструктивными изменениями социально- экономического статуса более чем 300-тысячного коллектива трудящихся и членов их семей, занятых производством цветных металлов и драгоценных металлов на Севере России… Несмотря на высокие производственные показатели в 1997 году, финансово — экономическая ситуация в 1998 году стремительно ухудшается. Главная причина тому — устойчивое падение мировых цен на цветные металлы при отсутствии внутреннего рынка…

И далее профсоюзы указывают на то, что 1 июля ВЧК вынесло неприемлемое решение и в расчет не взято то, что «Североникель» является градообразующим предприятием, фактически содержит на свои средства город Мончегорск, выплачивает вместо государства социальные гарантии и компенсации. Аналогичная ситуация, по мнению профсоюзов, и на комбинате «Печенганикель».

Из обращения генерального директора Норильского ГМК Д.Хагажеева к коллективу комбината:

…Падение мировых цен на цветные металлы в июне 1998 года по сравнению с первым полугодием 1997 года составило по никелю 39,6 процента, по меди — 32,4 процента. Ожидаемое снижение выручки заставляет думать и говорить о проблеме — как выжить нашему комбинату. В этих условиях, как никогда, требуется государственная поддержка… Но наши неоднократные предложения в правительство, Госдуму, Совет Федерации, лично Президенту России не находят решения…

Губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов:

…Мы не можем согласиться с таким подходом, мы не считаем Мурманскую землю полигоном для подобных реформ сомнительного характера. Я лично не усматриваю здесь никакой экономики, это чистейшая политика… Безответственность политиков в Москве я разделять не собираюсь…

Именно поэтому губернатор подписал Постановление «О чрезвычайных мерах по предотвращению остановки хозяйственной деятельности в ОАО «Комбинат Североникель» и ОАО «Комбинат Печенганикель». В нем было предложено не допускать отчуждения собственности, а налоговой полиции и налоговой службе рекомендовано воздержаться от принятия санкций в отношении наших комбинатов.

Юрий Котляр, первый заместитель генерального директора РАО «Норильский никель»:

…Должны же найтись люди в государственных органах, которые подсчитают, во что обойдется потеря налогоплательщика, доля которого в городском бюджете составляет почти 95 процентов, а в областном — более 15 процентов. Да и в общероссийском бюджета почти 60 миллионов долларов, заплаченных «Североникелем» в 1997 году — отнюдь не копейки.

Я верю, что мы не только способны посчитать, что пособие по безработице 11 тысяч человек, это больше, чем искомые 40 миллионов долларов долга. А 20 миллионов, которые расходуются комбинатом в год на социальную инфраструктуру, на выплату государственных гарантий, на поддержание города? Кто возьмет на себя эти расходы? А если учесть, что на «Североникель» завязаны «Печенганикель», железнодорожники, энергетики, портовики, пароходство?.. И это только если говорить об экономической стороне дела. А социальная ситуация, политическая, криминогенная, наконец?..

Октябрь 1998 года. Приезд Александра Хлопонина на Кольский полуостров.

Из газетного репортажа о встрече А.Хлопонина с активом комбината «Североникель». Говоря о необходимости структурных изменений в РАО, он заметил следующее:

…Что такие изменения неизбежны, можно проиллюстрировать на примере создания горно-металлургических компаний, в том числе и на Кольском полуострове. По оценке генерального директора, КГМК — это единственная возможность получить столь необходимые нашим комбинатам инвестиции. Все попытки получить инвестиции для Кольских комбинатов сразу же блокируются теми долгами, что числятся за предприятиями.

Кольская ГМК — это структура, позволяющая создать здесь инвестиционную привлекательную организацию, чистую от долгов. Все организационные и юридические вопросы будут завершены к середине ноября. Компания будет официально зарегистрирована и приступит к работе. Подобная компания уже действует в Норильске…

 

Глава седьмая. ПЕРВАЯ ПЯТИЛЕТКА КОЛЬСКОЙ  

Воспользуемся привычным для советского времени трудовым отсчетом лет. Первая пятилетка Кольской КГМК, какой она была?

Ответ сомневавшимся озвучил на пресс-конференции в декабре 2003 года генеральный директор компании Евгений Романов.

* Романов Евгений Владимирович. В 1983 году окончил Уральский политехнический институт по специальности «инженер механик электронной техники». В 1993 году в Центральном институте повышения квалификации получил высшее финансовое образование. Трудовую деятельность начал в 1983 году на Уральском электрохимическом комбинате в должности инженера — конструктора. Позже стал заместителем начальника планово — экономического отдела и главным бухгалтером с функциями директора по финансам. В 1995 — 2000 годах работает в банковских структурах: вице — президент ОНЭКСИМ-банка, вице-президент РОСБАНКА. В 2000 году приглашен на работу в РАО «Норильский никель» в качестве советника генерального директора.

С января 2001 года первый заместитель генерального директора КГМК по экономике и финансам. Осенью того же года стал руководителем компании.

Евгений Романов ( из выступления на пресс-конференции):

…Кольская компания уже самим фактом своего рождения обязана форс — мажорным обстоятельствам. А именно — обвалу цен на Лондонской бирже металлов. В 1998 году рецепт спасения двух действующих на Кольском полуострове комбинатов — «Печенганикеля» и «Североникеля» — был очевиден: на базе обоих производств следовало срочно сформировать единый имущественный комплекс, общий бюджет, максимально задействовать имеющиеся резервы. Тогда было важно просто сохранить металлургическое производство, обросшее колоссальными долгами перед государством и, тем не менее, обеспечивающее куском хлеба 17 тысяч человек.

И, конечно,  немногие рискнули бы утверждать, что, спустя пять лет после регистрации компании 16 ноября 1998 года, на нулевой балансовой стоимости, на небогатой местной руде, на истощенной сырьевой базе, на затратной технологической цепочке, предусматривающей транспортировку сырья по Северному морскому пути, вырастет здоровое, стабильное производство, способное конкурировать с самыми сильными зарубежными производителями…

Но вернемся в год 1998-й. Какие же цели преследовало тогда создание на базе двух ранее самостоятельных предприятий нового акционерного общества? Цели были следующие:

— поддержание производственной деятельности предприятий никелевой промышленности Кольского полуострова в условиях падения мировых цен на никель и медь;

— концентрация собственных ресурсов для развития и расширения рудной базы;

— привлечение внешних инвестиций для обновления технологии и развития производства;

— повышение эффективности управления активами и пассивами ГМК «Норильский никель» на Кольском полуострове.

Евгений Романов на той пресс-конференции отметил, что сегодня ОАО «Кольская ГМК» — ведущий производственный комплекс Мурманской области, который представляет собой единое горно-металлургическое производство по добыче сульфидных медно-никелевых руд и производству электролитного никеля, электролитной меди, карбонильного никелевого порошка высокого качества и иной карбонильной продукции, кобальтового концентрата, концентратов драгоценных металлов и серной кислоты. Доля Кольской ГМК на 2003 год в производстве всего российского никеля составляла 45%, меди — 17%, кобальта в концентрате — 40%.

И один факт, характеризующий компанию. К июню 2003 года себестоимость основной продукции КГМК стала ниже, чем у самых сильных зарубежных конкурентов. По утверждению Евгения Романова, «если убрать возмущающие факторы, то сегодня себестоимость никеля находится на уровне 4-4,5 тысячи долларов за тонну. Если бы уровень инфляции соответствовал уровню девальвации, себестоимость была бы ниже 4 тысяч долларов».

Но выход на такие рубежи был совсем непростым. И потребовались немалые усилия, чтобы выправить ситуации на никелевых предприятиях Кольского полуострова.

 

Глава восьмая. НАЧАЛО ПУТИ  

Октябрь 1998 года. Из беседы с генеральным директором комбината «Североникель»:

Журналист: Почему вновь возникла мысль об объединении двух комбинатов?

Геннадий Мироевский: Разговоры о том, что два родственных предприятия с последовательной технологической цепочкой могут скооперироваться и работать на общий результат, велись давно. Производственные связи наших комбинатов настолько глубоки, что друг без друга они существовать не могут. Достаточно сказать, что продукция одного из них является сырьем для другого. Так что идея создания совместной структуры как бы витала в воздухе, но это событие ускорил ряд проблем, которые возникли у обоих комбинатов…

Геннадий Мироевский называет эти проблемы: отсутствие льгот по налогу на добавленную стоимость, как предприятию — экспортеру продукции, из-за чего «Североникель», реализуя продукцию на экспорт, тратит на 20 процентов больше, чем конкуренты, и наличие счета недоимщика. С такого счета в бесспорном порядке списываются поступающие на него средства в пользу федерального бюджета.

«Эти проблемы, — пояснил генеральный директор,- заставили руководителей РАО и нас думать, как в рамках закона сохранить наши металлургические предприятий на Кольском полуострове. Пришли к выводу, что необходимо двум комбинатам создать новое юридическое лицо и продолжать работать, параллельно решая сегодняшние проблемы.

…Таким образом, старую идею объединения комбинатов мы трансформировали в новом свете, что дает некоторые преимущества. И мы действительно не видим другого выхода из сложившегося положения…»

Итак, компания регистрируется в Мурманске, а значит деньги от реализации продукции компании будут приходить сюда. Филиалы регистрируются на местах расположения предприятий, и местные налоги поступают на свои территории. И, наконец, никто не сможет посягнуть на активы — цеха и основное оборудование, — так как они находятся в долгосрочной аренде у филиалов КГМК.

Один из самых «болевых» вопросов: «Какими будут взаимоотношения между новой компанией и местными властями?». По словам генерального директора Кольской горно-металлургической компании Игоря Блатова ничьи интересы ущемлены не будут. И, как показала дальнейшая практика взаимодействия руководства КГМК и местных властей, это было именно так.

Что ждет дальше рабочие коллективы компании? Вопрос вовсе не риторический. И дать ответ на него мог только приезд первых лиц «Норникеля» и «Интерроса» на Кольскую землю. И в июне 1999 года Владимир Потанин, глава «Интерроса», и генеральный директор «Норильского никеля» Александр Хлопонин прибыли в Мурманскую область.

 

Глава девятая. ЗАКРЫТЬ НЕЛЬЗЯ РАБОТАТЬ  

Классическая лингвистическая задача о том, где нужно поставить запятую, но только в новом наполнении. Но если бы дело было только в грамматике. Здесь же от экономически просчитанной запятой зависела судьба многих. Ведь в Концепции развития РАО до 2010 года предусматривалось сосредоточение всего производства цветных металлов в Норильском промышленном районе и поэтапный вывод из эксплуатации всех производственных мощностей комбината «Североникель» до 2005 года. «Печенганикелю» предстояло не надолго пережить своего сотоварища по технологической цепочке.

Но куда в таком случае деть десятки тысяч жителей Мончегорска и Печенгского района, большинство которых так или иначе работает на металлургию? Правда, Концепции предусматривает освоение новых перспективных сырьевых источников, позволяющих плавно перепрофилировать производство «Североникеля» с сохранением на нем энергосберегающих производств и рабочих мест. С этой целью предполагалось провести разведочные работы на рудопроявлении медно-платиновых руд Ниттис -Кумужье- Травяная (НКТ) с последующим вовлечением руды в переработку»; разработка Сопчинского месторождения хромитов и перепрофилирование металлургического производства «Североникеля» на выпуск феррохрома и огнеупоров; развитие металлургии переработки вторичного сырья и техногенных месторождений. Что касается работы «Печенганикеля», то самая большая проблема — развитие рудной базы, отсутствие которой ставит «точку» на работе «Печенганикеля». Но, ознакомившись с положением дел на местах, Владимир Потанин выдвинул очень жесткое условие, заявив: «Хотите жить — ищите варианты».

Варианты стали искать не только на наших комбинатах. РАО поручило «Гипроникелю» найти альтернативные варианты для продления деятельности Кольских предприятий. Первые итоги поиска были подведены на выездном заседании коллегии РАО, которое проходило в Мурманске в феврале 2000 года.

«… Нам сегодня отрадно говорить,- сказал Александр Хлопонин,-что решение проблемы найдено. На Совете директоров мы утвердим окончательный вариант программы, которая предусматривает значительные инвестиции в сырьевую базу комбината «Печенганикель», в обогащение и металлургию. Речь идет о том, что предприятия Кольского полуострова в состоянии без норильского сырья обеспечить себя рентабельной работой до 2015 года…»

И еще было сказано на той коллегии, что благодаря совместным усилиям удалось предотвратить негативную тенденцию к затуханию Кольских предприятий. И эта была первая победа, которая много стоила.

Мнение человека, который вложил немалые усилия, чтобы «разрулить» ситуацию и который всегда верил, что никелевая промышленность Кольского полуострова имеет перспективы дальнейшего развития. Игорь Александрович Блатов, генеральный директор КГМК:

…Мы внимательно проанализировали ситуацию, приняли необходимые меры для сокращения производственных затрат и применения новых схем отработки сырья с тем, чтобы Кольские предприятия были рентабельны до 2015 года с последующим развитием до 2030 года. Такие возможности у нас есть, они тщательно просчитаны и позволяют надеяться на нормальное будущее…

А что касается сырья, то на коллегии было сказано, что «Североникель» в состоянии работать без норильского сырья, но процесс отказа от него будет растянут во времени. Работы по рудной базе будут сосредоточены на печенгской площадке на базе существующих рудников «Печенганикеля». Здесь будет осуществляться переход от открытого способа добычи к подземному.

Так что и с экономической точки зрения в области грамматики будет все в порядке. Закрыть нельзя, работать!

 

Глава десятая. ГЛАВНОЕ — НЕ ОСТАНАВЛИВАТЬСЯ  

Решить главные вопросы, создать необходимые Концепции развития каждого предприятия в отдельности и «Норильского никеля» в целом, конечно, важно. Но при этом нельзя забывать о том, что работа не остановилась, что наши комбинаты живы, что они действуют. И не просто выполняют привычную работу, но и ищут пути решения многочисленных проблем, внедряя при этом новое, новаторское. И в подтверждение выше сказанного, некоторые факты трудовых биографий «Печенганикеля» и «Североникеля» за первую пятилетку Кольской ГМК.

ГОД 1999-й

* 22 января 1999 года на комбинате «Североникель» запущена опытно-промышленная установка по получению солей кобальта. По оценке директора института химии Кольского научного центра Владимира Калиникова, такая установка — шаг в ХХI век. И добавим к сказанному, первый пусковой комплекс на комбинате со дня введения в строй мощностей пятой очереди. Один немаловажный факт: ОПУ — это наша отечественная технология, наше отечественное оборудование.

* 19 февраля 1999 года. В цехе электролиза меди комбината «Североникель» в 14 часов торжественно предъявлена миллионная тонна электролитной меди. Напомним, что первая партия такой продукции была получена на комбинате 28 августа 1979 года в 15 часов в смене мастера Алевтины Аксеновой. Миллионную тонну предъявлял участникам торжественного митинга сменный мастер Вячеслав Максимов.

* Начало июня 1999 года. Кольские предприятия РАО посетили президент компании «Интеррос» Владимир Потанин и генеральный директор РАО «Норильский никель» Александр Хлопонин. В ходе визита было подписано трехстороннее соглашение между «Интерросом», ГМК «Норильский никель» и администрацией области. Этот документ определил основные направления совместной работы, цель которой -« взаимовыгодное долгосрочное экономическое и научно-техническое сотрудничество на стабильной основе в решении социально — экономических задач и вопросов развития дочерних акционерных обществ холдинговой группы «Интеррос» и РАО «Норильский никель» углубление хозяйственных взаимосвязей со всеми предприятиями области».

* 19 октября 1999 года. Утверждено положение о стипендиатах ОАО «Кольская ГМК». Ими могли стать студенты вузов, начиная с третьего курса, прошедшие практику в подразделениях компании, положительно себя зарекомендовавшие и имеющие по месту учебы хорошие и отличные оценки. Стипендиат, ставший в дальнейшем работником компании, получал от нее разовое пособие.

* Ноябрь 1999 года. Начался перевод работников в Кольскую горно-металлургическую компанию. Основной принцип перевода- ни один человек ничего не должен потерять- ни в зарплате, ни в льготах, ни в компенсациях. Стаж работы на комбинатах будет присоединен к стажу работы в компании.

* В 1999 году Московский монетный двор впервые выиграл тендер на изготовление монет для другого государства. Изготовлять индийские рупии будут из меди и никеля Кольской компании.

ГОД 2000-й

* 28 июля 2000 года. В 17 часов на открытом карьере рудника «Центральный» прогремел взрыв, ознаменовавший начало строительства нового подземного рудника. Временное рабочее название нового подразделения «Печенганикеля» — Западный участок рудника подземных работ «Центральный». Сегодня — это рудник «Северный — Глубокий» — надежда Кольской компании.

* Совет директоров РАО утвердил Концепцию развития производства до 2015 года. Реализация концепции начнется в 1999 году. Одна из целей — оздоровление экологической обстановки в районе «Печенганикеля», выполнение международных обязательств России по снижению трансграничного переноса соединений серы на территорию Норвегии. Ранее руководство РАО уже одобрило Концепцию развития «Печенганикеля» в части горного и обогатительного производств. Этот документ предполагал увеличение добычи руды на комбинате, а также модернизацию обогатительных мощностей предприятия.

ГОД 2001-й

* Указом Президента России от 18 июня 2001 года 11 работников «Печенганикеля» были удостоены правительственной награды — медали ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени.

* 19 июня 2001 года. В Москве подписано межправительственное российско-норвежское соглашение о реконструкции комбината «Печенганикель», которое дает «зеленую улицу» самому масштабному российско-норвежскому проекту последнего десятилетия. Реализация проекта позволит значительно улучшить экологическую обстановку в районе комбината.

* Июль 2001 года. Генеральным директором, председателем правления ОАО «ГМК Норильский никель» назначен Михаил Дмитриевич Прохоров.

Прохоров М.Д. В 1989 году окончил факультет международных экономических отношений Московского государственного финансового института. Затем работает начальником управления Международного банка экономического сотрудничества. В 1992-1993 г.г. — председатель правления акционерного коммерческого банка «Международная финансовая компания». Далее — председатель правления АОЗТ АКБ «ОНЭКСИМ-банк».

13 апреля 1996 года распоряжением правительства РФ назначен членом Совета директоров РАО «Норильский никель». С октября 1996 года он является членом Совета по банковской деятельности при правительстве страны.

В апреле 1998 года сменил Владимира Потанина на посту президента — председателя правления ОНЭКСИМ-банка. С ноября 2000 года — президент АКБ «Россия».

* 18 октября 2001 года. Миллионную тонну электролитного никеля выдал цех электролиза №2 комбината «Североникель» — объект 5-й очереди расширения предприятия. Чтобы достичь такого результата, коллективу цеха потребовалось двадцать лет.

* 31 октября 2001 года в целях оптимизации управления КГМК Блатов И.А избран председателем Совета директоров компании. Его преемником на посту генерального директора стал Евгений Владимирович Романов.

* Декабрь 2001 года. Управление компании переезжает в Мончегорск, так как, по словам ее руководителей, свое предназначение на территории Мурманска КГМК уже выполнила. Сейчас по заявлению Е.Романова «тяжело иметь дополнительные расходы и оставаться прибыльными. Сейчас перед производством стоит очень простая цель: выдавать максимальное количество продукции с минимальной себестоимостью. При этом компания остается социально ориентированным предприятием и, чтобы выполнить поставленные в этой области задачи, надо оптимизировать все расходы».

ГОДЫ 2002-й, 2003-й.

* Июнь 2002 года. Впервые выпускники — медалисты школ Никеля, Заполярного и Мончегорска, получали ежегодную премию «Медалист ОАО»Кольская ГМК». Премию могли получить также выпускники-отличники учреждений начального профессионального образования указанных территорий.

* 25 декабря 2002 года. На комбинате «Североникель» было введено в строй новое гидрометаллургическое отделение с уникальной промышленной технологией «обжиг-выщелачивание-электроэкстракция», подобной которой нет на всем пространстве Европы и Азии. Новая технология позволяет утилизировать до 98 % серы.

* Март 2003 года. Высшим признанием трудового вклада в дела КГМК г ее работников будет отныне награждение их нагрудным знаком «За заслуги перед Кольской ГМК». Каждому из награжденных будет вручаться помимо знака соответствующий диплом и материальное вознаграждение. Награждение знака будет приурочено ко дню профессионального праздника или к дню юбилея работника.

* Март 2003 года. Впервые в истории КГМК принята «Политика ОАО «Кольская ГМК» в области экологической безопасности». В ней Кольская компания не только подтверждает, как и весь «Норильский никель», стремление стать мировым лидером в горно-металлургическом бизнесе, но и подчеркивает, что один из путей достичь такого признания — это решение экологических проблем, сопутствующих производству.

* Май 2003 года. В числе первых жителей нашего края, удостоенных высокого звания «Почетный гражданин Мурманской области», есть представители металлургов: ветеран труда, кавалер трех орденов Трудовой славы Анатолий Прокофьевич Долгий и Игорь Александрович Блатов.

Но важнейшим событием 2003 года стал приезд на Кольский полуостров генерального директора ГМК «Норильский никель» Михаила  Прохорова. Состоялось первое знакомство с КГМК и предприятиями, в нее входящими. Во время поездки было сделано заявление о том, что надо пресекать все слухи о якобы предстоящем закрытии мурманских предприятий «Норникеля», масштабных сокращениях, сворачивании перестройки металлургического цеха. Задача не сворачивать, а наращивать производство.

Михаил Прохоров отметил неплохую динамику развития КГМК, сказав, что активно идущая на предприятиях модернизация производства, смена технологий позволяют в сжатые сроки достичь производительности труда не меньше, чем у самых продвинутых зарубежных конкурентов. Было заявлено, что руководство «Норникеля» рассматривает Кольскую компанию как один из форпостов.

И ещё одно  заявление руководителя «Норильского никеля», которое особо было приятное для нас: «У Кольской компании — хорошее будущее».

 

Глава одиннадцатая. ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ  

Одно из событий, это подтверждающее. 1 ноября 2004 года была принята в эксплуатацию 1-я очередь подземного рудника «Северный-Глубокий». Именно ему суждено восполнить выбывающие мощности рудника открытых работ «Центральный». За четыре года был построен целый подземный город, уходящий на глубину 600 с лишним метров и имеющий общую протяженность горных выработок более 22 километров.

Первая очередь обошлась КГМК в 2 миллиарда рублей и имеет мощность около миллиона тонн. Весь рудник должен «потянуть» на шесть миллионов тонн руды. В современной России аналогов такого строительства нет, да и за рубежом вряд ли можно найти что-то подобное. Уже в октябре с рудника получено 31 тысяча тонн руды. К концу года будет обеспечена добыча 207 тысяч тонн.

 Пост сдал, пост принял. По решению Совета директоров компании от 23 ноября генеральным директором ее назначен Александр Рюмин. Евгений Романов убыл для работы в Норильск.

Рюмин Александр Александрович, 48 лет. Выпускник Уральского политехнического института. В Норильске прошел по карьерной лестнице от конвертерщика до первого заместителя директора Заполярного филиала. С апреля 2004 года был советником генерального директора ГМК «Норильский никель». К обязанностям генерального директора КГМК приступил с 1 декабря.

КГМК: ХРОНИКА РАБОЧИХ БУДНЕЙ

* 15 декабря в Москве были подведены итоги учрежденного Союзом промышленников и предпринимателей конкурса «Лучшие российские предприятия». Конкурс охватывал 80 процентов всех предприятий страны.

В номинации «За наивысшие достижения в области экологической политики и качества» победителем признана Кольская ГМК.

* Указом Президента России от 22 марта 2005 года семь работников компании награждены медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени.

* 1 апреля 2005 года в открытом карьере рудника «Центральный» прогремел взрыв. Он обозначил завершение отработки Центрального рудного тела открытым способом. К этому времени глубина рудника составила 450 метров, длина — 1500 метров, ширина — 1000 метров. Остается убрать взорванный объем, в отработке будут еще два карьера — Западный и Южный. Последней «точкой» в жизни рудника станет принятие решения о погашении запасов.

* 28 мая 2005 года. В металлургическом цехе «Североникеля» пущена опытно-промышленная установка двухзонной печи Ванюкова. На ней будет отработана и усовершенствована новая технология автогенной плавки, аналогов которой в мире нет.

ОПУ была запущена на медной руде месторождения «Октябрьский» Норильского промышленного района. Но главное, что надо проверить, как ведет проходить в такой печи плавка печенгской руды. Только после отработки технологии плавки рудного концентрата «Печенганикеля» и иных видов сырья можно решить вопрос о строительство уже промышленного агрегата.

* 28 июля в Москве подписано четырехстороннее «Соглашение о взаимодействии между Правительством Мурманской области, ОАО «ГМК Норильский никель», ОАО «Кольская ГМК» и администрацией Мончегорска в 2005 году».

* 1 августа 2005 года новым генеральным директором КГМК назначен Евгений Владимирович Потапов. До прихода в группу «Норильский никель» он был президентом ОАО «Евразруда», горнорудной компании, входящей в состав ООО «ЕвразХолдинг». Александр Рюмин стал первым заместителем генерального директора — директором горно-металлургической дирекции КГМК.

ПОТАПОВ Е.В. Окончил Иркутский государственный университет по специальности «Гражданское право». Трудовую деятельность начал в Иркутске, совмещая учебу с работой в Межреспубликанской коллегии адвокатов. Работал в дальнейшем в различных финансовых организациях, был советником генерального директора по экономике Усть-Илимского лесопромышленного комплекса, а в 25 лет становится директором по экономике и финансам Коршуновского ГОКа в родном городе Железногорске Иркутской области. В дальнейшем занимал руководящие должности в структурных подразделениях ОАО «СУЭК» (Тулунский и Тугнуйский угольные разрезы). С апреля 2002 и по марта 2005 годов был на руководящих постах в системе «ЕвразХолдинга», русской индустриальной группы компаний, управляющей активами в металлургической и горнорудной промышленности, — на Кузнецком металлургическом комбинате и в компании «Евразруда».

 Самый молодой в богатой истории наших предприятий руководитель такого ранга — ему 31 год.

ВРЕМЯ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ.

В одной из самых крупных компания Северо-запада — КГМК в конце 2005 года приступили к перестройке системы управления. Нынешняя многофункциональная система с весьма разнообразными активами будет преобразована в комплекс, сформированный по отраслевому принципу. В «Норильском никеле» создаются несколько комплексов, объединенных по отраслевому принципу: горно-металлургический, геологический, транспортный и другие. Цель реформы — сократить количество звеньев управления, отдать инициативу на места, чтобы именно там принимались оперативные решения.

Реорганизация пойдет поэтапно и должна завершиться к 2010 году, к тому времени отраслевым комплексам будет предоставлен максимум хозяйственной самостоятельности. Деление по отраслям позволит, по мысли авторов реформы, позволит разделить общий поток затрат и ресурсов. И персонал каждой отрасли будет переориентирован на обеспечение прибыльности и сокращение издержек. Такая перестройка достаточно сложна, потому что связана с изменениями не только в структуре, но, что немаловажно, в сознании людей. Но было заявлено, что реорганизация ни в коей мере не скажется на корпоративных стандартах. Они останутся прежними, т.е. весьма высокими в сравнении с теми, что действуют на большинстве российских предприятий.

ШАГ ЗА ШАГОМ

* На печенгской площадке основное внимание руднику «Северный Глубокий». Напомним, что именно он — основной источник пополнения мощностей, выбывающих по добыче руды.

Первая очередь нового рудника позволяет отработать 103 миллиона тонн запасов до горизонта (- 440 метров). Отработка рассчитана по 2023 год. Расположенные ниже запасы позволяют руднику работать, как минимум, тридцать лет.

В 2005 году добыто 600 тысяч тонн руды, в 2006 году ориентир — 1 миллион тонн руды. После ввода в 2009 году основных объектов третьего пускового комплекса «Северного-Глубокого» он будет способен давать 6 миллионов тонн руды в год. В первом квартале 2010 года рудник полностью выйдет на проектную мощность и обеспечит прирост никеля в собственном добытом рудном сырье с 50 тысяч тонн до 60-62 тысяч тонн в год.

* 1 марта 2006 года группе работников института «Гипроникель» и Кольской горно-металлургической компании присуждена премия Правительства Российской Федерации за 2005 год в области науки и техники — « за разработку и внедрение новых процессов карбонильной металлургии никеля, технологии и аппаратуры производства материалов с высокими потребительскими свойствами.

* «За высокую социальную результативность». Так называется одна из номинация Всероссийского конкурса « Лучшие российские предприятия», который проводится при поддержке Правительства РФ. Именно в этой номинации по итогам 2005 года Кольская ГМК была признана победителем.

СЕРЬЕЗНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Их было в 2006 году немало. Из компании вводятся непрофильные активы, не участвующие в производстве конечной продукции.

— Городу передана вся инфраструктура компании на мончегорской площадке и теперь решение всех медицинских вопросов в интересах тружеников компании происходит на договорной основе.

— Совместно с администрациями Мончегорска и Печенгского района реализован проект в сфере ЖКХ: созданы две управляющие компании «Арктикэнерго» и «Теплоэнергосервис», которые занимаются сбытом электроэнергии и других коммунальных ресурсов на территории двух муниципальных образований.

— Как самостоятельное предприятие работает теперь швейная фабрика «Имандра», но при этом она сохранила прежний объем заказов от компании.

— С 1 января 2007 года самостоятельным юридическим лицом станет Печенгская геолого-разведочная экспедиция.

С этого же времени ремонтные цеха компании выводятся из структуры Кольской ГМК и данные подразделения появляются в составе «Печенгастроя».

— Изменяется и положение пресс-службы. Под ее началом объединяются с начала 2007 года все имеющие отношение к КГМК и «Норникелю» медиаактивы на территории Мурманской области.

— Претерпела реорганизацию проектно-исследовательская служба компании. Проектная часть бывшего ПИЦ вошла в состав института «Гипроникель», исследовательская — останется в компании.

Реструктуризация, что весьма важно, коснулась и цехов компании. После анализа их работы, оценки потенциала и квалификации руководителей было проведено укрупнение цехов. И вместо 39 подразделений осталось на осень 2006 года всего 19. Вот как такое объединение выглядит на мончегорской площадке.

На «Североникеле» работает теперь четыре основных производства: рафинировочный с вошедшим в него цехом серной кислоты; металлургический, к которому присоединен химико-металлургический цех; цех электролиза никеля, вобравший оба ранее существовавшие ЦЭН и цех карбонильного никеля.

В качестве вспомогательных цехов действуют единый энергетический, созданный с 1 октября 2006 года на базе трех родственных цехов; цех материально-технического обеспечения; контрольно-аналитический цех; транспортный в составе двух отделений: автотранспортного и железнодорожного.

ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПАНИИ

Когда в октябре 2006 года большой журналистский десант «высадился» на территорию КГМК, вопрос о будущем компании был одним из главных. О судьбе «Северного- Глубокого» уже рассказано. Теперь о том, что делается и что предстоит сделать.

На комбинате «Североникель» в электролизном цехе происходит замена железобетонных ванн на новые полимерные. Такие производятся лишь в Бельгии, оттуда идет их поставка. Каждая ванна стоит более 20 тысяч евро. Для сохранения объемов производства электролитного никеля нужно установить 352 ванны. Ранее для этого объема продукции потребовалось бы на одну треть больше Новые ванны долговечнее, удобнее в эксплуатации. Проект переустройства электролизного цеха рассчитан до конца 2007 года.

29 сентября 2006 года на предприятии запущена опытно-промышленная установка по производству особо чистого электролитного кобальта. Она рассчитана на выпуск 200 тонн кобальта в год. До этого подобная продукция по такой технологии не выпускалась. От сложного огневого метода «Североникель» отказался давно, и кобальтовый концентрат отправлялся на переработку на Урал. Новый кобальтовый проект, который пока что рассматривается, позволяет рассчитывать на выпуск 2,5 тысяч тонн электролитного кобальта в год.

ОПУ двухзонной печи Ванюкова свои задачи выполнило. Агрегат был испытан на различных видах сырья. Строительство большой промышленной печи Ванюкова станет лучшим доказательством ответственности бизнеса Кольской ГМК. Благодаря этой технологии станет возможным сочетать интенсивное развитие производства с ведением эффективной экологической политики.

А теперь слово генеральному директору КГМК Евгению Потапову:

… Если рассматривать стратегическую перспективу, то североникельская площадка находится в более сложном положении, чем печенгская. Но по всем переделам у нас есть новые проекты. Что касается объемов работы на «Североникеле», то на ближайшие четыре-шесть лет перспектива просматривается достаточно уверенно. К тому же в мире не наблюдается бума строительства рафинировочных мощностей, а мы знаем, как сформировать рафинировочное производство таким образом, чтобы оно было конкурентоспособным и эффективно вписывалось в мировое разделение труда…

ГЛАВНЫЙ ВЕКТОР — РАЗВИТИЕ 

Предъюбилейный 2007 год стал подтверждением правильности линии, проводимой руководством Кольской горно-металлургической компании. Основное внимание по-прежнему уделялось дальнейшему развитию собственной рудной базы. Подтверждение сказанному – торжественный пуск первой очереди второго пускового комплекса рудника «Северный». Днём, вошедшим в историю компании, стало 18 мая 2007 года. Было великое стечение гостей, среди которых губернатор области Юрий Евдокимов, генеральный директор ОАО «ГМК «Норильский никель» Денис Морозов, руководители территорий, на которых расположены предприятия КГМК, многочисленные журналисты.

Однако в компании понимали, что уповать лишь на развитие базы нельзя, её надлежало освоить. Как показали в дальнейшем итоги года, коллектив рудника с поставленной задачей справлялся успешно: январь – в месяц выдано 140 тысяч тонн руды, декабрь – «на гора» поднято уже 315 тысяч тонн. Более, чем двойное увеличение добычи, прекрасный результат при освоении такого сложного подземного предприятия. 

Не менее важно было определиться по главным переделам, решая одновременно две задачи: экономическую и экологическую. Для этого практически по всем переделам проводилась проектная или исследовательская работа, в которой задействованы не только институт «Гипроникель», но и ряд зарубежных фирм. Проводимая работа позволит с достаточным оптимизмом говорить о том, что в течение ближайших нескольких лет будет полностью реконструирована производственная инфраструктура компании, повышена её эффективность. Таким образом, будет заложен фундамент устойчивой работы КГМК и окончательно снимется вопрос о её перспективах и перспективах территорий, где расположены предприятия компании. Определены и основные объекты внимания. В Заполярном, кроме рудника «Северный», это строительство и ввод в строй в 2009 году участка  брикетирования. Его эксплуатация практически избавит Заполярный от выбросов сернистых газов. В Никеле предстоит решить вопрос с плавильным производством. Для этого одна из консультационных фирм Санкт-Петербурга изучает социально-экономические вопросы, связанные с развитием посёлка Никель. Канадская инжиниринговая компания прорабатывает для КГМК варианты реконструкции плавильного производства. При этом необходимо учесть все предпосылки, что есть для развития бизнеса в посёлке и уложиться в те экологические требования, что выдвигает норвежская сторона. Один из возможных вариантов – организация ферросплавного производства с учётом того сырья, что может быть добыто на Кольском полуострове. В середине 2008 года предполагается получить необходимые технико-экономические расчёты.  

Мончегорская площадка достаточно длительное время была в стороне от масштабных проектов КГМК. Настал и её черёд.  «Гипроникель»  выдал проект размещения плавильного производства в Мончегорске. Ему предстоит пройти внутреннюю и государственную экспертизу. Весной 2008 года предполагается его детальное обсуждение  в ГМК «Норильский никель» и с норвежскими партнёрами. 

Потребуется решить вопрос с сернокислотным производством, которое требует обновления ( первая очередь СКЦ в Мончегорске была введена в строй летом 1967 года) и строительства нового комплекса на современной основе. В перспективе — перевод всего медного производства на работу по технологии «Минпрока». Одна из важных экологических задач связана с солевыми стоками на мончегорской площадке. Над соответствующей технологией работает одна из фирм Швейцарии. И таких работ, что переходят на 2008 год, год десятилетия КГМК, немало.

Что касается общих итогов года предъюбилейного, то он был весьма успешным. Компания получила рекордную прибыль. В областной бюджет заплачено более 7 миллиардов 800 миллионов рублей. Рост заработной платы отличался высокими темпами: она выросла в конце года на 30 процентов, её средний размер составил по компании 32 тысячи рублей. В планах на 2008 год- выделение 6 миллиардов на развитие производства.

А значит и точку в нашем повествовании ставить рано. Впереди много работы, чтобы не на словах, а на деле быть в мировых лидерах никелевого производства.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ  

В работе над книгой были использованы следующие источники информации:

КНИЖНЫЕ ИЗДАНИЯ

-Административно-территориальное деление Мурманской области

( 1920 – 1993 годы), справочник. Мурманск. «Север». 1995 год 276 с.

— Важнов М.Я. Эвакуация. Москва. «Полярная звезда». 2006 год. 432 с.

— Географический словарь Мурманской области (под редакцией профессора Вощинина). Ленинград. 1939 год, том 1, 145 с.

— Географический словарь Мурманской области (автор-составитель

В.Г. Мужиков). Мурманск, 1996 год. 183 с.

— Дмитриев  Н.А. Мурманская область в послевоенные годы. Мурманск. 1959 год с. 56-67.

-Карельский фронт в годы Великой Отечественной войны (под редакцией генерал-лейтенанта Л.С.Сквирского). Военно-исторический очерк.  Москва. «Наука». 1984 год. 360 с.

— Кучин С.П. Академик строительного дела. Красноярск. Издательство «Буква». 2005 год. 157 с.

— Кушак Ю. На солнечных горизонтах. Мурманск. 1961 год. 41 с.

— Не просто имя – биография страны. Очерки. Мурманское издательство. 1987 год. Книга первая. 304 с.

— Один раз в жизни (о лауреатах Ленинской премии 1965 года), сборник. Москва. АПН. 1965 год. 445 с.

-Очерки истории Мурманской организации КПСС ( Дмитриев Н.А. и др.). Мурманское издательство. 1969 год. 463 с.

-Печенга. Опыт краеведческой энциклопедии. (Автор – составитель

 Мацак В.А.). Мурманск. Просветительский центр «Доброхот». 2005 год

1008 с.

— Позняков В.Я. «Североникель». Москва. «Руда и металлы». 1999 год.

 432 с.

— Потемкин Л.А. «У северной границы. Печенга советская». Мурманское книжное издательство. 1965 год. 303 с.

-Сараханов К.К., Шульман Г.Я. Мурманский экономический административный район. Мурманск. 1959 год. с. 59-73.

 — Ферсман А.Е. Воспоминания о камне. Москва, АН СССР. 1958 год 167 с.

— Хроника Мурманской организации КПСС (1899 – 1985 годы). Мурманское книжное издательство. 1985 год. 318  с.

ЖУРНАЛЫ

-Вестник Академии наук СССР. 1932 год, № 3, стлб 23-32

— «Карело — Мурманский край». 1935 год.

— «Норильский никель». Москва. 2003-2006 годы.

— Сборники научно-технической информации СНОП – Гипроникель

Ленинград 1937 – 1960 годы.

— «Цветная металлургия». Москва. Научно-технический бюллетень МЦМ СССР. 1960-1975 годы

-«Цветные металлы». Москва.1930 – 2000 годы

ГАЗЕТЫ

— «Горняк Заполярья». г.Заполярный. 1968 – октябрь 2002 годов

— «Кировский (Хибиногорский) рабочий». Хибиногорск-Кировск. 1931 – 1938 годы.

— «Кольский никель». Мончегорск. Сентябрь 2002  – 2007 годы.

— «Мончегорский рабочий» (она же — «В бой за никель», «Северный металлург»). Мончегорск. 1936 – 2006 годы

— «Полярная правда». Мурманск. 1932 – 1968 годы.

— «Советская Печенга» (ныне — газета «Печенга»), посёлок Никель. Ноябрь 1946 года — 2006 год.

АРХИВЫ И МУЗЕИ

— Государственный архив Мурманской области. г. Мурманск

— Государственный архив Мурманской области. г. Кировск

— Фонды и экспозиция областного краеведческого музея. г. Мурманск

— Фонды и экспозиция Мончегорского краеведческого музея.

— Фонды и экспозиция технической выставки — музея Кольской ГМК.

— Архив Кольской ГМК (Мончегорск — Заполярный — Никель).

— Фотоархив Кольской ГМК. г. Мончегорск

— личный архив М.Я. Важнова (Москва).

— личный архив Г.А.Лейбензона (Мончегорск).

— личный архив В.Я.Познякова. (Мончегорск).

БИБЛИОТЕКИ

— Российская национальная библиотека (г. Санкт-Петербург).

— Областная научная библиотека. г Мурманск

— Централизованная библиотечная система г. Мончегорска.

— Библиотека Кольского научного центра. г. Апатиты.

— Научно-техническая библиотека Кольской ГМК (Мончегорск-Заполярный -Никель).

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ

Геннадий Анатольевич Лейбензон

НИКЕЛЬ ЗЕМЛИ КОЛЬСКОЙ

Идея проекта

Марина Воронкова

Фото: съёмка, архивный подбор

Евгений Варфоломеев

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *