Шестаков Александр Александрович «Горячая вахта»

Без двадцати двенадцать металлурги, как обычно, собрались на свою «пятиминутку». Из множества цифр на экране показателей взглядом они выхватывали главные.

— Кобальт падает! — сразу заметил Кустов.

— А у Подольского, смотри, какой высокий, — тут же отозвался кто-то из ребят.

— Да, но план вчера мы все-таки чуть-чуть не дотянули, — констатирует факт Александр Александрович Шестаков.

Громко напевая, подходит бойкий, средних лет мужчина.

— А ты, Юрка, все поешь? — явно с намеком спрашивает Шестаков.

— Нам песня строить и жить помогает! — в тон ему декламирует тот.

— Рано пташечка запела, — парирует чересчур веселому Юрке Шестаков и поднимается с лавки, — смена еще впереди…

Следом встают и остальные. Все в больших валенках, серебристых спецовках, в широких, изрешеченных брызгами металла, шляпах и суконных рукавицах. Каски многие несут в руках. А у Шестакова сбоку, вместе с противогазной сумкой, видавший виды эмалированный чайник.

Бригада плавильщиков Анатолия Прокофьевича Долгого хорошо известна мончегорцам. И не только потому, что бригадир — почетный металлург, кавалер двух орденов Трудовой Славы, депутат Верховного Совета РСФСР, но и потому (а скорее даже именно поэтому), что коллектив его дружный, доброжелательный к новичкам. Здесь толково объяснят, но и спросят строго. А если уж доверят, то не оправдать доверие будет просто невозможно. А это важно особенно сейчас, когда в цехе еще не закончилась смена поколений. Опытные наставники передают молодежи свои навыки и умение. В числе первых начальник цеха Юрий Алексеевич Слободин назвал тех, чей стаж подходит к четверти века: почетного металлурга Александра Александровича Шестакова, старшего плавильщика Юрия Анатольевича Кустова, кадрового рабочего Виктора Фроловича Трусова.

В плавильном цехе три руднотермические печи, и все их четвертую часть суток обслуживает бригада Долгого. Плавильщиков 19 человек. Из них 13 имеют высокий квалификационный разряд — пятый. Что это дает?

— Это позволяет металлургам “на глаз” определять температуру шлака, — объяснил мне молодой загрузчик шихты Алексей Филоник, когда мы стояли на верхней площадке печи №1, — а значит, и готовность металла к розливу.

Пять лет назад после армии пришел Филоник в этот цех. Ему повезло: «азы» своей огненной профессии постигал под руководством самого бригадира, которого плавильщики очень уважают. Усвоил Алексей, что главное — работать на совесть.

Филоник рассказывает о ребятах. Вместе с ним пришел в бригаду Коля Добрянский. Сейчас он загрузчик шихты на 3-й печи, имеет 5-й разряд плавильщика. Отлично справляется со своими обязанностями. В бригаде начал свою трудовую биографию и оленегорец Сергей Домрачев. Закончил Мончегорский политехникум, отслужил в армии и снова вернулся в родной коллектив. В работе старательный, сейчас сам молодых учит.

Рассказывая, Алексей замеряет длинным металлическим прутом уровни штейна и шлака в печи. Маловато! Подходит к пульту и нажимает красную кнопку. Руда из бункера высыпается на транспортер и поступает в печь.

Я спускаюсь на среднюю площадку, где на своем “капитанском мостике” орудует старший плавильщик Шестаков. Он уже обежал свои владения и немного успокоился: желоб хорошо забит, вода в сливные гребенки идет нормально, в «теплушке» много пробок из огнеупорной глины (это сменщик из бригады Завьялова постарался).

— Печь «идет» хорошо! — крикнул он напарнику Сергею Дудецкому. — Готовься к розливу, а я еще на пульт забегу.

А через минуту Шестаков уже поднес к летке кислородную трубку и нажал кнопку. Мощная струя воздуха пробила отверстие, и в желоб брызнули белые, словно бенгальские огни, искры. Потом металл успокоился и широким раскаленным потоком устремился в многотонную чашу.

Александр Александрович вытер с лица пот, подцепил крючком чайник и повесил его над желобом. Лопатой разрезал горку огнеупорной глины и сел лепить пробки для следующей смены.

— Вот теперь и передохнуть можно. Как говорится, беседа идет, и дело не стоит. Да и чай кстати будет!

Незаметно подсел Сергей. Ловко пошлепывая глину, молча поглядел на Шестакова. Я тоже подняла глаза и увидела вспотевшее разгоряченное лицо, поймала его жизнеутверждающий взгляд и подумала, как точно определил суть старшего плавильщика начальник цеха, назвав его хозяином печи. В нём в эту минуту в едином сплаве слились прилежание и любознательность, доброта и ответственность, неустанный труд и сознание величия дела, которому он служит.

И я спасовала перед этим величием, вовремя поняв, каким нелепым может сейчас стать разговор о трудностях (а они, конечно, есть), о проблемах, которые еще не решены, о процентах, недоданных во вчерашней смене. Ушла, так и не попробовав горячего чая в горячем цехе, хотя чайник давно вскипел, и, наверняка, это был самый вкусный чай…

На следующий день я позвонила в плановый отдел: сменное задание по проплаву руды за минувшие сутки бригада Долгого выполнила на 122,7 процента. А бригадир был в это время на сессии Верховного Совета республики…

 

1985 год

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *